Маршруты по штетлам. Объекты еврейского культурного наследия в трансграничном туризме

Маршруты по штетлам. Объекты еврейского культурного наследия в трансграничном туризме

Театр NN

Ошмяны - Путеводитель

«Я помню человека, чьё имя не могу вспомнить. (…) Каждый четверг, в базарный день, он ходил с полотняным мешком и собирал серебряные монеты у владельцев магазинов. К слову сказать, некоторые магазинчики были такими крохотными, что выглядели как маленькие шкафчики. Он приносил собранные деньги моему отцу, (…) который в течение многих лет возглавлял ассоциацию «Линат Цедек» (приют для бедных). Я всё ещё вижу выражение счастья на лице отца. Он знал, что собранные деньги дадут ему возможность выполнить просьбу каждого бедняка и больного. Я помню лица нуждающихся, выражающие благодарность тем, чей еженедельный вклад помог больному ребёнку, слабому мужу или им самим…»
По воспоминаниям Ализы Гофштейн «Ошмяна – мой родной город»
Ошмяны. Довоенные дома
Ошмяны. Довоенные дома (Фотограф: Санько, Павел)

Впервые поселение с этим названием упоминается в 1341 г., когда после смерти великого князя Гедимина Ошмяны унаследовал его сын Евнутий. Однако некоторые исследователи связывают появление Ошмян с походом Ярослава Мудрого на Литву в 1040 г. В тевтонских хрониках конца XIV в. город называется Aschemynne («город с деревянными постройками»), но чаще всего встречаются попытки связать его название с литовским словом «aszmenies» («ашменес»), что обозначает «остриё», или «akmenas» («акменас») – «камень».

В 1556 г. Ошмяны получили городской устав, основанный на магдебургском праве, который был подтвержден королем Яном III Собеским в 1683 г. и последним королём Речи Посполитой Станиславом Августом Понятовским.

Еврейская община в Ошмянах была впервые зафиксирована во второй половине XVIII в. Евреев привлекала близость к Вильно, способствующая экономическому развитию региона, а также городской статус Ошмян, что создавал благоприятные условия для развития торговли и ремёсел. В 1766 г. в еврейском кагале насчитывалось 376 плательщиков подушной подати, а к концу XVIII в. община выросла до 2212 евреев и караимов (немногочисленная этническая группа, которая относится к тюркскому народу, исповедует караизм — религию, родственную иудаизму).

Синагога

Ошмянская синагога представляет собой образец редкого сочетания местной архитектурной традиции с сохранением национального еврейского колорита и духа Востока. Строительство синагоги, сохранившейся до наших дней, было завершено в начале ХХ в. (1902 г., по другим источникам – 1912 г.)

Здание, построенное из керамического кирпича в стиле классицизма, имеет строгую прямоугольную форму. Единственным внешним украшением являются пилястры по углам и в простенках, а также круглое окно над входом, украшенное готической розой, характерной для церквей романского и готического стиля (например, Собор Нотр-Дам в Париже). Кроме этого, мгновенно приковывает взгляд красивая трехъярусная, которая придает всему зданию архитектурную выразительность.

Главный фасад имеет небольшой деревянный фронтон с вырезанными фигурами мифических львов. (Лев, как известно, часто встречающийся символ в Иерусалиме. Ворота Льва, действующие в наше время, являются проходом к Западной Стене, мечети Аль-Акса и Храмовой горе).

Оштукатуренные стены внутреннего интерьера расписаны амиантовым и растительным орнаментом. На пилястрах находятся небольшие ниши с изображением животных и насекомых, каждое из которых имеет определенный смысл и символику: корова, козёл, утка, жук и т.д. Особенно впечатляет темно-синий потолок, имитирующий звездное небо, с необычным свисающим плафоном в центре. Пол синагоги находится несколько ниже уровня земли, потому что сделать само здание высоким не позволяли власти, т.к. доминантой населенного пункта должен был быть христианский храм.

В 1940 г. синагога была закрыта, а здание использовалось как склад. С 2015 г. в здании синагоги открыт выставочный зал Ошмянского краеведческого музея имени Ф. Богушевича.

К концу XIX в. кроме синагоги в городе было 3 или 4 молитвенных дома.

С 1846 по 1860 гг. еврейскую общину Ошмян возглавлял раввин Меер Абрамович Коган. Он избирался на эту должность 5 раз и утверждался указами Виленского губернского правления. Раввин Коган отличился тем, что в1859 г. был награждён золотой медалью «За усердие» на Станиславской ленте для ношения на шее. Инициировала награждение городская полиция Ошмян, от имени которой в губернское правление поступила просьба наградить раввина, так как он честно и добросовестно выполнял свои обязанности, не подвергаясь замечаниям со стороны местных властей.

Известными раввинами в XIX – начале XX вв. были Меир Каган, Мордехай Розенблатт (автор Але Хаваццелет), Иуда Лейб Файн и Сафир Яков (1822-1886 гг.), раввин и известный путешественник. В межвоенный период в городе было 7 синагог, три из которых принадлежали объединениям дубильщиков, сапожников и портных. В 1930-ые гг. открылась иешива «Ор Тойрэ».

Ошмянские промышленники

В 1880-е годы евреи-фабриканты занимали ключевые позиции в развивающейся экономике города и региона и составляли зарождающийся класс состоятельных людей Ошмян. Так, Лев (Лейба) Стругач (1842-1906), владелец винокурно-дрожжевых фабрик, входил в тридцатку самых богатых людей своего времени и в десятку самых богатых евреев на территории Беларуси. Дрожжевой завод, основанный семьёй Стругачей, успешно продолжает производить дрожжи и в ХХI в. В 1 км от Ошмян в д. Будёновка сохранились руины бывшего имения Стругачей: дом в стиле модерн, хозяйственные постройки, остатки сада, чаша для бассейна и каменная ограда, сделанная на века, с колоннами на месте въездных ворот. Лев Стругач и его сын Абрам, расстрелянный нацистами вместе с женой в 1942 г., похоронены на еврейском кладбище в черте города.

Среди других успешных промышленников были владельцы кожевенных мастерских (Авель Пиктушанский, Лейзер Блох, Ицка и Янкель Солодухи и др.), собственники табачной фабрики (Борух Ришдинский и Шлёме Гершатор), заводов изюмного вина (Юлий Шмит) и минеральных вод (Берко Даниловский), местной типография (Зиська Мекель) и пивоваренного завода (Иосиф Езельсон).

Фермеры-евреи

 
Помимо промышленников, торговцев и ремесленников, среди евреев Ошмян были земледельцы, которых в 1914 г. в окрестностях городка насчитывалось 58 человек.
«Купив участок земли, еврейский фермер строил ферму, планировал своё хозяйство, следуя тому, как это делал местный крестьянин, «гой». Он огораживал забором территорию в несколько гектаров, используя деревянные столбы и жерди. Во дворе строил жилой дом и хозяйственные постройки, затем рыл для себя колодец. Поля имели форму длинной узкой полосы. Часто бывало, что поле было всего лишь 15-20 м шириной и несколько километров длиной. Между полосами был проход около 50 см шириной, который не пахали, поэтому на нём росли разного рода сорняки, в т.ч. дикий щавель и всевозможные ягоды. Они их собирали и делали заготовки на зиму (…) и подавали их на десерт на Шаббат после холента. (Еврейское мясное блюдо на Шаббат: мясо, запечённое с овощами, кашей и фасолью. Готовили в пятницу и держали в печи всю ночь).

Эти еврейские фермы и деревни были разбросаны как крохотные острова в море местных крестьян. Однако между двумя общинами были хорошие соседские отношения, даже дружелюбие по отношению друг к другу, пока в Польше не подули злые ветры, как раз перед началом второй мировой войны.

Еврейские фермеры были привязаны телом и душой к своей общине: они заботились о том, чтобы их дети получали традиционное еврейское образование. В праздничные дни они оставляли свои фермы на попечение соседей, чтобы отпраздновать святые дни вместе с еврейской общиной».

По воспоминаниям Моше Бекера http://www.jewishgen.org/yizkor/Oshmyany/oshe007.html#Page1

Школы

Начальное образование дети в возрасте 5-13 лет получали у меламедов (домашних учителей), каждый из которых обучал по 6-9 человек. За ученика родители платили 4-12 рублей за полугодие. Первоначально, чтобы работать домашним учителем, необходимо было окончить еврейское училище и хорошо знать русскую грамоту. В 1872 г. в Ошмянах было 18 меламедов, обучающих 132 ученика. Учителями работали Лейб Барон, Капель Шилевич, Иосиф Кикович и др. С 1876 г. введено правило, согласно которому меламед должен иметь высшее или среднее образование или окончить раввинское училище. За обучением наблюдали раввин и полиция, которая регулярно рапортовала в губернское правление о положении дел в сфере еврейского образования.

После учёбы у меламеда можно было продолжить обучение в Ошмянском казенном еврейском училище. Казённые еврейские училища стали создаваться царскими властями с 1847 г. с целью распространения русской культуры среди евреев. В 50-60-х гг. ХІХ в. училище в Ошмянах имело 1-ый разряд, в нём занимались 35 человек.

Кроме того, в Ошмянах работал частный женский одноклассный пансион (12 учениц) и еврейская частная женская школа.

В 1881 г. в Ошмянах было одноклассное начальное еврейское училище с приготовительным классом, а в 1910 г. – двухклассное казенное народное мужское училище с женской сменой для девушек. Для ремесленников в городе существовала своя субботняя школа.

Кроме школы на идише появились также школы с преподаванием предметов на иврите (Тарбут и Явне). Здание школы Тарбут сохранилось на ул. Мицкевича.

Становление школ с преподаванием иврита начиналось с нескольких учеников. По воспоминаниям Ализы Гофштейн это требовало героизма, жертв и преданности, как и сохранение “национального существования, несмотря на окружавшую ненависть”.


«Жертвы большой части населения по обеспечению еврейского образования для своих сыновей и дочерей были велики. Люди не отправляли их в государственные начальные школы, где обучение было бесплатным, а основали на свои скудные средства школу на иврите. Эта школа стала примером для всего региона. У меня перед глазами обеспокоенные родители из родительского комитета, которые собирались в нашем доме. Где они найдут место? Наконец, был найден угол для девяти из нас в религиозной школе. Жертва была действительно великой, потому что выпускники школы на иврите должны были столкнуться с большими трудностями после окончания школы”.

Ализы Гофштейн («Ошмяна – мой родной город» http://www.jewishgen.org/yizkor/Oshmyany/oshe059.html#Page74)

Кроме еврейских учебных заведений, евреи могли учиться также в польской гимназии имени Снядэцкого. Однако во второй Речи Посполитой существовала квота на количество евреев в польских гимназиях, которая, как правило, составляла 10% от общего числа учащихся.

Политические вихри на переломе веков

Малоимущие рабочие и ремесленники Ошмян были благодатной средой для распространения революционных идей. Знаменательным для политической жизни Ошмян стал 1896 год, когда рабочая организация, одним из руководителей которой являлся Х. Гельфанд, проводила пропагандистские мероприятия среди рабочих города. Агитация велась на идише, русском и польском языках, среди активистов выделялся А. Кац. В результате в течение этого года в Ошмянах прошли более 10 экономических забастовок рабочих-кожевенников, выступавших за свои права.

С середины 1890-х гг. в городе действовало отделение партии Бунд. В ходе революционных выступлений 1905 г. его члены выразили солидарность с рабочими Лодзи, Одессы, выступили против репрессий царской администрации. Совместно с социал-демократами члены Бунда создали отряд самообороны, насчитывавший 40 человек. Бунд координировал выступления еврейских рабочих против местной администрации и предпринимателей. В ошмянском комитете Бунда состояло свыше 150 активных членов.

Вторая мировая война

Осенью 1939 г. в городе была установлена советская власть, которая провела национализацию, в ходе которой еврейское население лишилось торговых и промышленных предприятий. Так называемое «нетрудовое население» подверглось преследованиям – арестам и высылке на восток, а все еврейские религиозные школы были закрыты в связи с запретом религиозного образования по Советским законам. Разрешались только светские школы, целью которых была советизация молодого поколения присоединенных территорий. В Ошмянах по состоянию на 31 августа 1940 г. действовали белорусская, польская, русская и еврейская школы. Часть еврейского населения Ошмян была лояльно настроена по отношению к новой власти. Евреи заняли выборные должности в городском совете. Председателем райисполкома стал Залман Юдович. Среди депутатов Ошмянского городского совета были заведующая детским домом Соня Шлейфер, редактор районной газеты Янкель Хаймович, руководитель кузнечной артели Соломон Карчмер. Всего из 35 членов исполкома 10 человек были евреи.

Когда 25 июня 1941 г. Ошмяны были оккупированы нацистами, город наполнился беженцами из окрестных населённых пунктов Времени на эвакуацию у еврейского населения практически не было. По приказу оккупационных властей был организован юденрат во главе с раввином, выполняющий распоряжения оккупационных властей на поставку еврейского имущества для нужд оккупантов.

Первая акция уничтожения еврейского населения была проведена уже летом 1941 г. За период с конца июля по 14 августа 1941 г. в Ошмянах было уничтожено 1000 - 1200 евреев. В октябре 1941 г. в Ошмянах было создано гетто (ул. Польная (ныне Авдеева), ул. Виленская (Красноармейская) до ул. Советской, включая синагогу), где охранниками были местные белорусы. Изначально евреи могли покидать территорию гетто на основе специальных пропусков и раз в неделю делать покупки на рынке, позже они лишились этой возможности. Постепенно оккупационные власти стали ужесточать режим содержания. Узников гетто высылали в трудовые лагеря, на принудительные работы, вывозили в лагеря смерти, проводили массовые расстрелы.

Объединённая партизанская организация Вильнюсского гетто (ФПО) направила в Ошмяны Лизу Мигун (Магун) для организации спасения узников. Благодаря её деятельности около 80 человек смогли убежать из гетто в партизаны.

Количество выживших евреев из гетто Ошмян невелико. Известно до десятка имен уцелевших. Некоторые узники пережили гетто и лагеря Вильно, Дахау и Штутгофа. Единицам удалось спастись вне гетто. Так, например, спасся Арон Сегал, который укрывался с матерью на арийской стороне Ошмян. Давид Деуль выжил при расстреле, сумел выбраться из ямы смерти. Его прятала белорусская семья.

После войны выжившие евреи не вернулись в город. В начале 1980-х гг. в Ошмянах проживало около 100 евреев, но большинство из них покинули Ошмяны с последней волной эмиграции из Советского Союза и переселились в Израиль. В настоящее время в городе нет еврейского населения.

Еврейское кладбище

Наиболее ранние захоронения еврейского кладбища в Ошмянах проводились в южной части кладбища (сохранилось около 180 мацев). Надгробия западной части кладбища, располагающие строгими рядами, относятся к более позднему периоду (около 370 мацев). Все тексты на надмогильных камнях написаны на идише либо иврите, или на русском языке. В северной части кладбища захоронения датируются приблизительно 1850-1900 гг. (около 195). На кладбище есть две гробницы, выполненные в виде склепов (ohel), с изображением на них звезды Давида. Одна из них – могила раввина Менаше Шмуэльзона, во втором, возможно, захоронен свиток Торы. Так как по еврейской традиции кладбище считается ритуально не чистым местом, поскольку это место обитания мёртвых, то при выходе за ворота надо было совершить ритуал символического омовения рук. В Ошмянах на еврейском кладбище до сих пор сохранился колодец. Для мытья рук использовалась специальная кружка с двумя ручками, из которой по очереди поливали сначала одну руку, потом другую, потом снова первую, перекладывая кружку из руки в руку.

Кладбище, закрытое в 1969 г., было восстановлено в 2008-2009 гг. по инициативе уроженца Ошмян Авина Шапиро на средства, собранные ошмянской еврейской общиной в Израиле. При участии местного Жилищно-коммунального хозяйства были подняты 90% мацев и установлены заново, а всё кладбище было огорожено забором.

Календарь

1040 г. – первое упоминание Ошмян

1341 г. – основание города Ошмяны

1384 г., 1385 г. – город сожжён крестоносцами

1432 г. – построен католический костёл

1519 г. – город разрушен войсками Московского княжества

1566 г. – получен городской устав, основанный на Магдебургском праве

XVI в. – возникновение еврейской общины

1765 г. – первое упоминание поголовного сбора с евреев

1792 г. – получение герба

1795 г. – город вошёл в состав Российской империи

конец XVIII в. – построена первая синагога

1812 г. – город частично разрушен русскими войсками под командованием генерала Чичагова

1831 г. – город был сожжён во время ноябрьского восстания

1837 г. – пожар, сгорели синагога и молитвенные дома

1 января 1919 г. – установлена власть большевиков

апрель 1919 г. – город занят польскими войсками

сентябрь 1939 г. – установлена советская власть

25 июня 1941 г. – оккупирован войсками нацистской Германии

с конца июля по 14 августа 1941 г. уничтожено 1000 - 1200 евреев

октябрь 1941 г. – создано гетто

октябрь 1942 г. – расстрел 406 человек

28 апреля 1943 г. – депортация последних 700 узников гетто; расстреляны в Понарах

7 июля 1944 г. – освобождён войсками Красной армии

Стоит посмотреть:

Костел Михаила Архангела –построен на средства короля Владислава Ягайло в начале XV в. Современный облик приобрел в ходе перестройки в 1900-1906 гг. в стиле виленского барокко. С 1950 г. в здании костела работала фабрика, службы возобновились в 1990 г.

Костел францисканцев (руины) – возведён в ХІХ в., с использованием фрагментов разрушенного позднеготического храма XVI в.

Церковь Воскресения Христова – памятник архитектуры ретроспективно-русского стиля, построена в 1875 г. Отреставрирована в 1988-1990 гг.

Водяная мельница – построена в конце XIX в.

Больница (сегодня здание суда) – построена в начале XX в.

В окрестностях:

Гольшаны - во второй половине ХІХ ст. в Гольшанах жило 336 евреев, в основном – торговцы и ремесленники. Согласно переписи 1897 г. евреев в Гольшанах было 1049 человек, а всего населения в местечке насчитывалось 2138 человек, т.е. 48% всего населения составляли евреи.
Деревня Гольшаны расположена в 20 км от Ошмян, на левом берегу реки Гольшанки. В 1554 г. Гольшаны были крупным ремесленным и торговым местечком. Первым документом, где говорится о гольшанских евреях, является жалоба за 1636 г. Еврей Гошка Ескевич, арендатор трактира в Гольшанах, жаловался на местного пьяницу, обвиняя его в магии. Автор жалобы просил наказать обидчика. В 1882 г. евреи в Гольшанах держали 4 трактира, в которых за год продавалось водки на 10 тыс. руб. – большая сумма по тем временам. В трактире приглашали выпить и закусить, магазины предлагали ткани, вкусности, приправы. Здесь было также несколько постоялых дворов, мастерские ремесленников, пивоварни, водяные мельницы. У местечковых евреев можно была пошить одежду, обувь, заказать мебель, металлические изделия, упряжь для лошади, постричься и т.д.

Дома евреев находились на главных улицах, ближе к центру местечка. Во время одного из пожаров сгорели дома на Замковой улице, но евреи заранее застраховали свои дома и после пожара смогли построить новые, крытые оцинкованной жестью. Эти дома и сегодня украшают центральные улицы местечка.

В особенности празднично выглядели Гольшаны в дни, когда проходили ярмарки, а их было 7 в году, не считая еженедельных. Все они организовывались на центральной площади местечка, которая так и называлась - Торговая.

Одно событие 1930-х гг. из жизни евреев сохраняется в памяти старожилов. После базарных дней возле еврейских магазинов вдоль костёльного ограждения оставался мусор, что вызывало недовольство у прихожан костёла. И вот однажды потрясённые увиденным прихожане разрушили эти деревянные магазины, которые портили вид территории. В конфликт вмешались представители властей, был суд, который вынес решение разрешить евреям-торговцам построить каменные магазины посреди Торговой площади. Вот тогда и появились торговые ряды в Гольшанах, которые сохранились до наших дней. При этом богатые евреи получили право держать магазины с фасадной стороны, а бедные – сзади.

В местечке был свой еврейский банк, контора по оформлению документов за границу, владельцем которой был еврей Поташник.

В Гольшанах были 3 еврейские школы (хедеры) по 12 учеников в каждой (мальчики и девочки учились раздельно), еврейская библиотека. Синагога стояла внизу от торговой площади, на улице, которая сегодня носит имя Э. Левиной. Эсфирь Левина, дочь местного еврея, владельца трактира, была секретарём первой коммунистической организаии, возникшей в Гольшанах в 1919 г. Эсфирь закончила Ошмянскую прогимназию, была вожаком гольшанской молодёжи. Когда в апреле 1919 г. Гольшаны были оккупированы немецкими войсками, советская власть была ликвидирована, а парторганизация – запрещена. Эсфирь Левину арестовали и убили. Имя её выбито на памятнике погибшим гольшанцам, её именем названа одна из улиц в местечке.

Еврейская община была уничтожена 21 октября 1942 г. Расстрел был проведён в лесу возле хутора Зелёнка. Вместе с евреями из Гольшан были расстрелены евреи из Ошмян, Сморгони, Крево. На этом месте после войны был поставлен скромный памятник жертвам фашизма.

Немногим удалось спастись. После войны в Гольшаны вернулись несколько евреев, но в 1950-е годы выехали в Польшу, оттуда в Израиль и США.

Гольшаны являются родиной известного еврейского журналиста и писателя Гольдберга Венциона (настоящая фамилия Вейф, 1895-1972 гг.).
Монастырь францисканцев (XVII в.) в д. Гольшаны – памятник архитектуры стиля барокко (1618 г.), в середине XVIII в. перестраивался.

Дворцово-замковый ансамбль (руины) (начало XVII в.) в д. Гольшаны – построен в первой половине XVII в. как резиденция князя П. Сапеги. В прошлом замок был окружен валами и рвами, которые заполнялись водами реки Гольшанки. Остатки валов сохранились до сих пор, рвы осушены.

Крево – место венчания великого князя литовского Ягайлы и польской королевны Ядвиги, т.н. Кревская уния. Сохранились руины замка.

Места памяти:

В урочище Луговщина в 1958 г. была установлена стела на месте расстрела 573 ошмянских евреев.

В урочище Ройста в 1967 г. был насыпан курган и поставлен обелиск в память о расстрелянных в начале июля 1941 г. 353 евреях Ошмян.

В районе хутора Угливо, в 1967 г. была установлена мемориальная плита на могиле 700 евреев, расстрелянных в ноябре 1942 г.
Ошмянский краеведческий музей им. Ф.К. Богушевича – в экспозиции личные вещи Ф. Богушевича, предметы археологии и нумизматики, предметы быта, изделия народных мастеров, документы и фотографии конца XIX-XX вв. С 2000 г. размещается в здании аптеки, владельцем был еврей провизор Илья Владимирович Айзенштадт.

Туристическая инфраструктура

Туристический потенциал района представлен памятниками археологии (курганами и стоянками возле деревень Гольшаны, Клявица, Маркинята), архитектуры (монастырь базилиан XVIII в. в д. Боруны, монастырь францисканцев и руины замка XVI-XVII вв. в д. Гольшаны, Петропавловский костел XIX в. в д. Жупраны и др.). В Ошмянах сохранились церковь конца XIX в., в д. Жупраны похоронен белорусский поэт, публицист ХІХ в. в. Ф. Богушевич.

Гостиница “Ошмяны”, ул. Советская, 66.

http://www.belhotel.by/?Oshmyany

Гостиница "Замок", д. Гольшаны.

Сайт: http://www.belhotel.by/?obj=657

Ресторан, кафе-бар «Беларусь», ул. Советская, 66

Кафе «Галактика» , ул. Советская, 127;

Бар "Русалочка", ул. Строителей, 13

Кафе "Каприз", ул. Советская, 2

Кафе "Лаванда", ул. Советская, 108

Ресторан "Империя", ул. Советская, 66 (2 этаж)

Кафе "Встреча", а/г Гольшаны, ул. Ошмянская

Кафе "Спадчына", а/г Гольшаны, ул. Борунская, 1

Кафе "Старый замок", ул. Ошмянская, 1 

Карта

Рекомендуемое

Фотографии

Ключовые слова