Маршруты по штетлам. Объекты еврейского культурного наследия в трансграничном туризме

Маршруты по штетлам. Объекты еврейского культурного наследия в трансграничном туризме

Театр NN

По следам творчества Исаака Башевиса Зингера

Приглашаем Вас отправиться в необычное путешествие по творческому пути писателя и лауреата Нобелевской премии Исаака Башевиса Зингера, вдохновением которому служили традиции и судьбы малых городков, глубоко запрятанных в лесах Расточья и мозайке полей Люблинской возвышенности.

Маршрут проходит через: Люблин, Быхаву, Туробин, Горай, Фрамполь, Билгорай, Тарногруд, Юзефув Расточанский, Тышовце, Комарув, Замостье, Избицу, Пяски, Люблин.

Длина маршрута: 362 км

Время путешествия:

На автомобиле – 2-3 дня

На велосипеде – 5-7 дней

По следам творчества Исаака Башевиса Зингера

Исаак Башевис-Зингер родился в 1902 г. в Леончине, который находится в 30 км на запад от Варшавы. Его отец был хасидским раввином, а мать – Башева, была дочкой раввина из Билгорая. В 15 лет молодой Ицек вместе с родителями переезжает в родной город матери. Несмотря на то, что позже жизненные перипетии привели Зингера на другой континент (в Нью-Йорк), именно климат и истории, рожденные в околицах Билгорая, сформировали стиль и метафорику произведений Нобелевского лауреата.

Наш маршрут проходит через 9 местечек некогда населенных евреями, повседневная жизнь которых с их радостями, любовью, скандалами и страхами стала канвой рассказов писателя.

Люблин

Panorama Lublina ze wzgórza Czwartek, część 2.

В сердце старого еврейского квартала, в «Браме Гродзькой», даже в наши дни можно встретить Яшу Мазура, героя повести Исаака Башевиса Зингера «Фокусник из Люблина». Произведение, опубликованное в Нью-Йоркском издании «Форвертс» в 1959 году, считается одним из самых известных среди работ автора. Историю бродячего волшебника, который не сторонится жизни с ее прелестями, рассказывает Витольд Домбровский в спектакле-монодраме, подготовленном Центром «Брама Гродзька — Театр НН». Особенно советуем посетить «Браму Гродзьку» где-то в районе 18 апреля, когда проводится ежегодное празднование Дня рождения Фокусника – с тортом, рогаликами и целой кучей подарков. Кроме этого можно принять участие в летнем Карнавале Магов, вдохновением которому послужил персонаж жонглера в романе. Этот Праздник цирка привлекает участников со всей Европы.

Прогуливаясь по Старому Городу Люблина, стоит также вспомнить другое произведение Зингера – «Менаше и Рахель», где описана история двух слепых сирот из люблинского приюта. Менаше и Рахель очень талантливые дети. Мальчик сочиняет прекрасные и мудрые истории о дальних странах, которые завораживают даже взрослых слушателей. Детей любят как воспитатели, так и их же сверстники. Все знают о взаимных теплых чувствах Менаше и Рахель. Когда же директор приюта принимает решение разлучить детей, охваченная отчаянием Рахель, угрожает сброситься в колодец. Главные герои дают обещание, что несмотря ни на какие преграды останутся вместе, а когда повзрослеют, станут мужем и женой. Слепые дети видят мудрее и правдивее, как говорит Менаше словами пророка Самуила:

«Бог не смотрит на то, на что смотрит человек;

Человек смотрит только на то, что открывается его взору;

Однако Бог смотрит на сердце».

Посещение Люблина со всем богатством его многокультурных традиций может занять несколько дней. Следует поискать более нестандартные способы осмотра достопримечательностей, например: пройтись по следам хасидской повести о Провидце из Люблина, по городским проулкам, которые запечатлены на фотографиях Эдварда Гартвига или по местам, упомянутым в поэме Юзефа Чеховича.

Следуя за Зингером далее, перенесемся из Люблина в Быхаву, что находится в 30 км на юг. К ней ведут несколько дорог: национальная дорога № 19, а также дороги местного и областного значения, № 834 и № 836.

Быхава

Bychawa, woj. lubelskie. Rynek.

Быхава появляется в нескольких повестях Зингера: «Что-то там есть…», а так же «Пост», однако местечко стало известным благодаря рассказу «Йентл – парень из иешивы», который был экранизирован в 1983 г. Барброй Стрейзанд. Режиссер, которая также сыграла в фильме главную роль молодой девушки, переодевшейся в парня для того, чтобы иметь возможность изучать Тору, собрала много наград, среди которых Оскар за музыку, а также Золотой Глобус за режиссуру. Примечательно, что сцены в Люблине были на самом деле отсняты в … Праге! В роли Быхавы тоже выступил какой-то чешский городок.

Настоящая Быхава была основана на Гельчевской возвышенности. Постройка города началась еще в 1537 году благодаря привилегиям, предоставленным королем Сигизмундом Старым, и на деньги Николая Пилецкого из шляхетского рода Лелива. В те времена был построен рынок и главные улицы, а городские кварталы стали заполняться мастерскими и каменными постройками. Быхава быстро стала одним из торговых центров Люблинского региона, имея привилегию на проведение 2 больших ежегодных ярмарок и еженедельных базаров. Под конец ХVI ст. большую часть её населения составляли евреи и протестанты. Через некоторое время город стал центром движения кальвинистов. Развитие города задержалось из-за разделов Польши и репрессий против повстанцев Ноябрьского и Январского восстаний. В дальнейшем Быхава потеряла статус города, а затем в 1877 г. сильный пожар уничтожил часть построек.

В середине ХІХ в. еврейское население составляло более 70 % населения города. В 1810 г. была построена синагога, в которой до наших дней сохранилась уникальная полихромия и часть бимы – возвышения в центре синагоги для чтения Торы. В 1809 г. было создано существующее в наши дни еврейское кладбище (киркут). Быхавская еврейская община имела в своем распоряжении ритуальную микву, несколько частных домов молитвы, хасидский молитвенный дом (штибле), общество помощи малоимущим и приют. Много сторонников среди местных жителей имела династия цадиков, основанная Нехемой Ехелем Рабиновичем – сыном славного цадика Якуба Исаака, которого звали Святым Евреем из Пшисухи.

В рассказе о Йентле можем найти текст зингеровского описания Быхавской ешивы: «Тамошняя ешива маленькая, насчитывает только 30 студентов, а жители предоставляют им жилища. Никто не ходит голодный, а хозяйки штопают студентам носки и берут стирать их одежду. Быхавский раввин, управляющий иешивой, является гением. Он может задать 10 вопросов и дать на них все один ответ» (перевод Дороты Богутин, из тома Короткая пятница Atext, Marabut, Гданьск 1996, ст. 118).

Прогуливаясь по городу сегодня можно встретить следы многих культур. Кроме еврейского наследия среди исторически ценных объектов стоит посетить руины Неоготического дворца в Быхаве-Подзамче, датирующегося ХVII в., парафиальный костел Иоанна Крестителя, который некоторое время был кальвинистским, а также парафиальную застройку (представляющие архитектурную ценность дома конца ХІХ - начала ХХ вв.) и здание Кооперативного Банка в стиле Модерн. Не стоит оставлять без внимания Региональную Избу, где содержится более 300 экспонатов и предметов, использованных в сельском хозяйстве. Подышать свежим воздухом можно во время прогулки над заливом в Быхавском Подзамче. Для пеших и велосипедных прогулок также идеально подходят заказники Подзамче и Каче Долы.

Из Быхавы мы выезжаем в сторону Туробина мимо известного нынче костела Святого Доминика, построенного в XVI в. Яном Вольфом в стиле Люблинского Ренессанса. В Туробин можем попасть по областной дорогой № 834, затем №842 и №848.

Туробин

 Dom podcieniowy z 1739 roku z Turobina

В творчестве И. Зингера Туробин появляться в нескольких рассказах: «Из Дневника Нерожденного», а так же «Женоубийца». Последний из них описывает судьбу скупого Пелте, который своей злостью и несносным характером сводит в могилу очередную жену. В конце концов, он находит достойную себя партнершу и жениться на Злате Суке – женщине с сомнительным прошлым и острым языком. Завершение рассказа интригует, ибо как говорит Пелте: «Смеется тот, кто смеется последним».

Посещая Туробин сегодня следует помнить о его многокультурном прошлом. Город был построен на реке Пор, благодаря привилегиям, выданным Владиславом Ягелло в 1420 г. С XV в. в городе функционирует православная церковь, а с XVI в. еще и синагога. Позднее Туробин становится крупным центром арианства и кальвинизма, в городе также проживают униаты. Под конец XVI в. город входит в состав Замойской Ординации. Наибольший расцвет Туробин переживает в начале XVII века. В наши дни в городке можно найти следы старой синагоги (перестроенной после войны для потребностей местной общины), а также старинные деревянные каплицы Святого Марка и Святой Елизаветы на старом кладбище. Надгробия со старого и нового еврейских кладбищ можно увидеть возле костела Святого Доминика. В Туробине и его околицах находится множество прекрасных небольших придорожных каплиц. В польском селе Грудки поставлено памятник жертвам туробинского гетто.

Далее, следуя по границе Расточья и Гелчевськой возвышенности, мы направляемся в Горай – место действия первой повести Исаака Башевиса Зингера. 

Горай

Zabudowa przyrynkowa w Goraju

«Сатана в Горае» повествует о временах после восстания Богдана Хмельницкого, когда уничтоженный казаками Горай постепенно поднимался из пепла. В городок возвращаются жители, ремонтируются разрушенные дома, несмело открываются ставни, а рынок снова наполняется палатками и еврейскими торговцами. Одним из последних в Горай возвращается старый раввин Бейнуш Ашкенази. По городу, который некогда славился отличными талмудистами и набожными жителями, поползли слухи о приходе миссии. Одни начали горячо молиться и каяться, другие радостно танцевали на улицах в ожидании спасения. Однажды, в городе появился сефардийский посланец из группы Шабтая Цви, который, выдавая себя за еврейского миссию, начал контролировать местных жителей. И город поддался эмоциям. Фанатизм и вера в фальшивых пророков способствовали активизации сил зла. Евреи стали пренебрегать молитвами и своими обязанностями. Город снова охватил хаос. Некогда спокойный Горай начал превращаться в «логово бандитов и город, проклятый Богом и людьми». Только Бейнуш Ашкенази не поддался настроениям жителей города. Помня слова стиха из книги Амос: «Только благоразумный в такое время молчать будет», отстраненно слушал посланца, и только после прочтения предупредительного письма от Якуба, сына святого ребе Нахума, начал войну против секты Шабтая Цви. А удалось ли ему защитить город и души жителей? – Рекомендуем Вам почитать повесть Исаака Зингера, которая, по мнению критиков, является лучшей из культурного наследия автора.

Посещая современный Горай нельзя не восхищаться живописным расположением и гармоничной атмосферой, царящей в городе. К сожалению, из богатств многовековой истории – синагоги, миквы, деревянные постройки рынка – почти ничего не сохранилось. Некогда, горайские деревянные дома с арками принадлежали к самым красивым памятникам архитектуры в южной части Люблинского воеводства, а сегодня остался всего лишь один дом на ул. Яновской, 26. Пребывая в Горае, следует зайти на местное еврейское кладбище (киркут), где установлен лапидариум, а так же посетить костел Святого Апостола Варфоломея, который построен в стиле Барокко, но декорирован в стиле Рококо. Утопающий в зелени Горай является замечательным местом для отдыха, пеших и велосипедных прогулок.

Далее трасса ведет нас во Фрамполь, расположенный на перекрестке дорог в Белгорай и Янув Любельский. До Фрамполя можно добраться по предложенной ранее трассе или национальной дороге, заезжая по пути в Красник и Янув Любельский, так же описанные И.Б. Зингером. Красник, где имеются две синагоги с сохранившейся полихромией, был местом действия таких рассказов как «Цейтл и Рейцл», «Зеркало». В тоже время упоминания Янува Любельского можно встретить в произведениях «Йентл, парень из иешивы», «Сказачник Нафтали и его конь Сус», «Так сказал бедняк», «Брошка», «Папа Зейдл» и «Пожар». Те, кто могут выделить на поездку по маршруту Зингера только один день, могут вернуться в Люблин по трассе через Красник и Янув (длина трассы: Люблин – Быхава – Туробин – Горай – Фрамполь – Янув Любельский – Красник – Люблин: 193 км). 

Фрамполь

Zabudowa Frampola

Еврейская реальность: «… синагога, дом науки, приют для бедных, раввин и несколько сотен жителей». Так описывает Исаак Башевис Зингер Фрамполь, город, где происходят события «Повести о трех желаниях». Данное местечко также упоминается в произведениях «Маленькие сапожники», «Абба Шустер», «Гимпель дурень», «Пан из Кракова» и «Слепые». Благодаря этим рассказам мы можем перенестись во времени в старые еврейские дома и мастерские, подсмотрев их ежедневные заботы и радости.

«Маленькие сапожники» рассказывает о судьбе ремесленников, которые принимают трудное решение эмигрировать в США. Несмотря на то, что им там живется лучше, Абба – старый глава семьи, чувствует себя счастливым только в швейной мастерской, окруженный сыновьями, когда они поют как когда-то во Фрамполе. Фамилию семьи Шустеров можно найти в давних фрампольских книгах. Местные помнят старого сапожника, который согласно своему обычаю каждый год делал шесть пар обуви, чтобы позднее раздать ее бедным.

Герой следующего рассказа – Гимпель учит нас, что «Лучше быть глупцом до конца своих дней, чем преступником хотя бы на час». Обещающий богатства пан из Кракова (один из главных героев рассказа) на самом деле оказывается дьяволом, который только благодаря раввину Озеру и молитвам навсегда был изгнан из города.

Мораль несет так же уже упомянутая выше «Повесть о трех желания», повествующая о том, как трое детей в Праздник шалашей (Суккот), загадывают желания. Страж ночи объясняет им, что единственным способом достижения мечты являются большие усилия и стремления. Дети много лет тяжело работают. Только будучи в преклонном возрасте перед самой смертью делятся с жителями Фрамполя деталями ночи Гошана Раба, которая изменила их жизни.

Будучи во Фрамполе необходимо обратить внимание на характерную урбанистическую систему застройки, которая копирует модель Идеального города эпохи Ренессанса. Улицы, симметрично огибающие квадратный рынок и свободное расположение строений сослужили городу плохую услугу. Во время Второй мировой войны Фрамполь, выглядевший с высоты как большая мишень, подвергся нападению немецких войск в период учений и был разбомблен. Вследствие обстрела и пожаров было уничтожено до 70 % деревянной архитектуры города. После окончания войны Фрамполь был восстановлен согласно старому плану. Благодаря этому сегодня мы все так же можем восхищаться симметричной планировкой дорог, и, конечно же уникальностью улицы Стодольная, проходящей через весь город. Улица представляет собой ряды деревянных сооружений. Интересными для посещения будут костел Святого Яна Непомуцкого и Божьей Матери Шкаплерной, еврейское кладбище XIX в., где сохранилось более 150 надгробий (самые старшие датируются 1735-1736 гг.) и памятник на месте казни около 1 тыс. евреев из Польши, Австрии и Чехословакии.

Живописность пейзажей города сделает приятными как пешие, так и велосипедные прогулки. Фрамполь расположен у подножья горы Советская, а неподалеку города раскинулись леса Замойской Ординации, Яновские леса и Сольская пуща. На расстоянии 1 км од города протекает река Лада.

Близость национальной дороги Е4 позволяет удобно распланировать маршрут путешествия. Для тех, кто может выделить на прогулку по маршруту Зингера только один день, существует возможность вернуться в Люблин через Красник и Янув Любельский. Эти города так же имеют богатое наследие. Янув Любельский выступает в шести рассказах Нобелевского лауреата, в том числе в уже знакомых нам «Йентл, парень из иешивы», «Сказочник Нафтали и его конь Сус», «Так сказал бедняк», «Папа Зейдл» и «Пожар». Красник является местом действия событий в произведениях «Цейтл и Рейцл» и «Зеркало». В городе можно посетить две синагоги и еврейское кладбище неподалеку. Янув Любельский кроме культурного наследия может заинтересовать своей природой: озеро, учебно-экологически-рекреационный комплекс «Zoom Natury» и живописные Яновские леса. Это идеальное место для отдыха и игр.

Расстояние от Люблина через Янув и Красник составляет около 200 км. 

Билгорай

Biłgoraj

Следуя далее по маршруту Зингера, попадаем в городок Билгорай, откуда была родом мать И. Зингера, и где он сам прожил несколько лет. Город выступает главным героем во многих произведениях Нобелевского лауреата, в том числе в волшебной ханукальная истории «Наследник», «Угасающие огни», «Старик», «День радости» и «Естер Крендл Вторая». «Наследник» рассказывает о семье из Билгорая, от которой внезапно отвернулась удача. Фалик с Сарой и детьми вели спокойную жизнь, когда внезапно их магазин сгорел, жену свалила смертельная болезнь, а детям начал угрожать голод и бедность. Единственной оставшейся ценной вещью была ханукальная лампа. Когда отца тоже поразила смертельная болезнь, даже раввин уже не видел спасения. «Только чудо может его спасти, и случилось чудо». В праздник Хануки старший сын на последние деньги купил масло и фитиль для лампы. Сидели они за столом, объятые горем, как вдруг на пороге появился нежданный гость. Это был наследник, внимание которого привлек огонек в окне. Богато одетый незнакомец попросил, чтобы дети рассказали ему истории мира и сыграли с ним в дрейдл – популярную на то время игру, причем за его деньги. Таким образом, дом обогатился, получив много золотых монет. Наследник заинтересовался так же изящной ханукальной лампой, предложив за нее 1 тыс. гульденов. Он дал детям половину той суммы, обещая вернуться за лампой… а позже, так ничего и не забрав, уехал и не вернулся.

Билгорай богат памятниками. Здесь можно посетить костел Святой Троицы и Успения Пресвятой Богородицы 1755 г., костел Святого Ежи, который когда был греко-католическим, костел Деканальный Святой Марии Магдалены, а так же старинные деревянные каплицы и Монастырь Францисканцев. Есть так же Билгорайский Краеведческий музей, несколько сохранившихся деревянных домов и широко известный музей под открытым небом «Загрода Ситарьска», которая хранит память о ремесле, прославившем город не только по всей стране, но и по всему миру. Все более популярным становится «Городок на стыке культур», где была воссоздана былая жизнь Билгорая вместе с синагогой, которая размещается на мостовой рынка. Городок представляет собой нетипичную инвестицию – кроме популяризации мультикультурной истории города и возрождения давних ремесел и обычаев, также адаптирован для современных жителей, который могут туда переехать вместе с семьями. Кроме этого, планируется построить копию дома самого Исаака Зингера.

В Билгорае можно посетить еврейское кладбище (киркут) где сохранилось несколько десятков надгробий, часть которых имеет полихромию, и памятник жертвам Холокоста. Город ежегодно принимает фестиваль «По следам Зингера», который проводится в начале июля. Сам Зингер писал: «Дом деда, старый, сложенный из беленных бревен, с поросшей мхом крышей и лавочкой под окном, располагался возле синагоги, миквы и приюта для бедных. Тетка угостила нас тортом с сушеными сливами, который казалось, был испечен в раю. Голоса птиц, сверчков и других насекомых звенели в моих ушах, а когда я поднял глаза, то увидел билгорайскую синагогу, а за ней поля, которые растянулись до края леса. Они были самых различных форм и цветов: квадратные, прямоугольные, зеленые и желтые… Я мечтал остаться тут навсегда.» (из «Дня Радости»).

Далее дорога ведет нас в направлении Тарногруда, одного из самых волшебных, хотя пока и не до конца открытых местечек Расточья. Туда можно доехать по областной дороге №835, которая идет на юг от Билгорая.

Тарногруд

Располеженный на Тарногрудском плато в восточной части Сандамирского бассейна, Тарногруд является местом действия рассказа «Еврей из Вавилона», а так же «Из дневника нерожденного». Евреем из Вавилона называют чудотворца – Кадиша бен Мазлаха, который согласно произведению едет из Люблина в местечко Тарногруд к ребе Фалику Хифетсу, у которого начал гнить дом. Жизнь Кадиша не была легкой. По дороге на него напали демоны, желая забрать его в ад, поэтому невзирая на все свои усилия, герой все время вынужден был переживать внутреннюю борьбу. Выдержал ли он испытание? – Предлагаем почитать И.Б. Зингера.

В тоже время Тарногруд, город слияния разных культур, был местом рождения Хаима Хельберштама, знаменитого цадика и основателя хасидской династии Санз, а так же Леонтия Стасевича, Православного Святого. Цадик прослыл благодаря своей набожности и аскетичному образу жизни. Покинув Тарногруд, основал ешиву, которая стала одной из главных учебных заведений по изучению Талмуда во всей Галиции. Свои знания он изложил в цикле «Диврей Хаим» (с иврита «слова Хаима»), который содержит помимо других идей, положения законов о разводе. В Тарногруде на сегодняшний день сохранилась синагога 1686 г. вместе с Арон-ха-Кодеш (на данный момент в синагоге находится библиотека и музей). На Ружанецком Предместье расположено еврейское кладбище (киркут), которое функционирует от XVII в., а более позднее еврейское кладбище времен Второй мировой войны находится на ул. Надставной. Памятник памяти убитых евреев стоит на ул. Костюшко. Среди других исторических объектов стоит посетить малый деревянный костел Преподобного Святого Роха (из лиственницы), православную церковь и один из крупнейших в Польше рынков, размеры которого составляют 160 на 140 м. Вокруг города располагается прекрасная оздоровительная зона, включающая в себя пруды на ул. Надставной и озеро на предместье Блоня. С 1975 г. проводятся Всепольский съезд сельских театров Польши, участвуя в которых, Тарногруд приобрел звание столицы театров среди польских сел.

Далее наш путь идет по областным дорогам № 863 и № 849 до Юзефува Расточанского.

Юзефув Расточанский

Józefów Biłgorajski

Живописный Юзефув, расположенный на пересечении трех природных парков, город, по которому можно долго грустить. В творчестве Исаака Зингера его часто упоминают как невольник Якуб, так и ребе Моше Бер из рассказа «Старик»: «Вспомнился ему Юзефув, городок неподалеку от границы с Галицией, где он прожил 50 лет, пользуясь большим уважением среди хасидов из Тузиска […]. Начал он спрашивать, как туда добраться, но ему только пожимали плечами в ответ, и каждый говорил разное. Кое-кто уверял, что Юзефув разрушен до основания и города уже не существует. Потом какой-то бродячий нищий, который когда-то бывал в тех землях, сказал ему, что жителям Юзефува никогда так не везло как сейчас и что они едят халу даже в будние дни …»

Измученный жизнью, страдая от болезней и горя после смерти своего сына, Моше Бер всеми силами пытается попасть в Юзефув. И только здесь он находит дом, счастье и покой с помощью веры и ежедневной молитвы.

За Юзефувом, за сестрой и семьей скучает и Якуб – герой рассказа «Невольник», еврей из Юзефува, уцелевший после резни, устроенной казаками Б. Хмельницкого, и проданный как батрак в горное село. Это одно из важнейших произведений Зингера и одна из прекраснейших историй о любви. Рассказывает она о судьбе Якуба и Ванды, их сложных взаимоотношениях, которые преодолевают местные сплетни, внутренние дилеммы и общественные антагонизмы. Исаак Зингер поднимается над произведением, облекая его в форму рассуждений над ценностями, слабостями и выбором человека. Якуб: «Не размышлял, но что-то в нем стремилось к высшей правде. Откуда-то появились образы сестры, Зельды Леи, детей, Сары. Даже Ян Брик его навестил, но уже не как крестьянин, а как святой в раю. О чем-то разговаривали между собой, но без враждебности, просили у Якуба совета. Обе стороны были по-своему правы, но Якуб не был уверен, о чем шла речь и что это все значило. Он был поражен. Если бы только люди могли понять эти вещи, когда они еще сильны, – сказал он себе – иначе бы служили Богу.».

Стоит поразмыслить над этой историей, а пребывая в Юзефуве, поискать следи еврейской деятельности. В 1725 г. численность населения в городе была настолько велика, что была создана еврейская община. На главной площади была построена синагога, а на юг от нее было основано еврейское кладбище (киркут). К сожалению, деревянное строение синагоги, как и ратуши, были уничтожены частыми пожарами, которые бушевали в городе. На месте старой синагоги в середине ХІХ в. была построена новая, каменная синагога, которая находится в Юзефуве и сегодня. Посещая город, стоит обратить внимание на костел в стиле Необарокко, Музей Каменного искусства в городском центре культуры, Дом памяти поэта-повстанца Мечеслава Романовского, а также памятные липы и источники реки Неприски. Можно прогуляться до близкой Хаверни и посмотреть еврейское кладбище (киркут), который является наибольшим из некрополей в Люблинском регионе, где сохранились сотни надгробий, в том числе и с 1737 г. Нетипично ориентированные на запад надгробия содержат надписи на иврите и следы старой полихромии.

Юзефув – идеальное место отдыха. Здесь есть целая сеть велосипедных и пеших дорожек, которые ведут к разным историческим объектам и заповедникам. Красивая панорама околиц отрывается из ближних каменоломен, а в жару можно охладиться в тени деревьев или искупаться в озере. Из Юзефува выезжаем на восток по направлении к Томашову Любельскому, а позднее в сторону Тышовце.

Тышовце

Rynek w Tyszowcach

Некогда еврейский штетл занимал самую старую часть Тышовце, находившуюся между двух рукавов реки Гучвы. Город не отличался особенным порядком и ухоженностью, однако люди здесь жили спокойно и набожно. Была синагога, дом молитвы, место ритуального убоя животных, миква. Только в начале XX в. начался процесс укладки улиц брусчаткой. Во время войны еврейское население было уничтожено в погромах или вывезено в ближайшие лагеря. Трагическую историю города отражает рассказ «Последний демон». Нечистый приехал сюда из Люблина, чтобы искушать невинных людей грехом. В этом у него была своя выгода, так как он мечтал за свои дьявольские услуги, быть командированным своим господином в Одессу, город, где мог бы ничего не делать, так как люди грешны там по своей натуре и без дьявольских уловок. Тышовце – совсем другое дело. Здесь все глубоко религиозны. Дьявол двоился и троился только бы искусить набожного раввина, но тот был умнее его. И тут началась война. Смерть уносит жизни большинства еврейских жителей, в том числе и раввина, последнего из праведных. Демон впал в отчаяние: «Целая община уничтожена, сожжены святые книги, осквернено кладбище. Книга Создания вернулась в руки Создателя…» Люди достигли апогея своей грешности. Ангелы Добро и Зла погибли, а прихода миссии так и не было. Последний демон был единственным из выживших. Он живет и по сей день, но только благодаря произведениям истории и литературы. Озабоченный тем, что же случится, когда и книги будут уничтожены, демон говорит: «А когда исчезнет уже последняя буква, настанет час последнему демону умирать».

Сегодня в Тышовце тщетно искать синагогу. На территории старого еврейского кладбища стоит памятник жертвам Холокоста, несколько надгробий и памятный камень, посвященный Тышовецкому раввину Бен Йосефу. В городе можно посетить костел Преподобного Св. Леонарда и Святой Троицы, Монастырь Преображения Господня и рынок арочной архитектуры. Поблизости, на возвышенности над ставком стоит Замчисько – руины старинного шляхетского замка.

Из Тышовце мы выезжаем в направлении Замостья, посещая по дороге в Комарув.

Комарув

Комарув послужил местом действия событий повести «Радость». Крайне неожиданное название как для истории о раввине Байнише, который стал атеистом. Произведение повествует о судьбе раввина, который похоронив третьего сына, понял, что Бога нет. Кризис веры он попробовал переломить в доме молитвы, однако встретив там молодого парня и начав с ним разговаривать, пришел к выводу, что Яхве нет… Повесть полна уместных изречений, которые стоит помнить и сегодня: «Даже ложь обязана содержать в себе немного правды», «Если не принято оставлять человека, когда болеет его тело, тем более нельзя оставлять его одного, когда больна его душа», «Прошлое уже не существует, а будущее еще не настало. Из этого вывод, что не существует ничего за пределами данного момента. А если так, то нет вообще повода переживать», или «Человек молится о жизни, а жизнь означает свободный выбор, свобода есть нечто иное как тайна. Если бы человек знал правду, то как бы могла существовать свобода? Если бы ад и рай находились на торговой площади, то каждый был бы святым».

Гуляя по Комаруву, бросается в глаза динамичное развитие местечка Из достопримечательностей следует посетить Неоготический костел, шпиль которого врезается в небо, а так же расположенное неподалеку еврейское кладбище, где сохранились выполненные из гранита и песчаника надгробия с высеченными на иврите эпитафиями. Интересным есть и то, что на некоторых памятниках виднеются вырезанные на камне лица усопших.

Замостье

Podcienia Rynku Wielkiego w Zamościu

Многокультурное Замостье — идеальный город Ренессанса и сердце Замойской Ординации — многократно фигурирует в творчестве Исаака Зингера, например в рассказах: «Эстер Крендл Вторая» и «Игла». «Эстер..» – интересное произведение о вневременных отношениях, разорвать которые не может сама смерть. В тело Симмель, дочери доярки Рейце, вселяется душа одноименной героини Эстер. Будучи в теле девушки, Эстер просит найти своего мужа Зуреха и выйти за него замуж. Люди не верят в такие чудеса и стараются доказать ложь, расспрашивая Симмель о предыдущей жизни Эстер. Однака та знает ответы на все вопросы. В результате, девушка становится женой Зуреха и занимает место его первой жены. Даже дети признают ее своей матерью. Когда по прошествии какого-то времени Зурех умирает, Симмель умирает на следующий день.

«Игла» — одно из немногих произведений Зингера, в котором рассказ ведется от лица женщины и, конечно же, касается любви. История рассказывает о Зельдл, однажды сопровождающей Эстер-Розу в путешествии в Замостье. Целью их визита были якобы покупки, но реальная задача была такова - сосватать сына Эстер, которому мать хотела найти идеальную жену. Для этого она придумала хитрый план. Прохаживаясь по рынку в Замостье, Эстер выбирала иголку. Вроде бы ничего сложного, однако все купцы знают, что продажа только одной иголки приносит неудачу, поэтому ее просто так не продают, а дают бесплатно вместе с другими покупками. Эстер и Зельдл вошли в магазин богатого купца. Обслуживающая их дочь хозяина сильно разозлилась и выставила их вон, поэтому женщины пошли в магазин бедного торговца. Здесь, дочка хозяина ни за что не позволила вывести себя из равновесия, как бы не старались вошедшие, и выполняла свои обязанности вежливо и терпеливо. Не сложно догадаться, какая была за это награда. После этого случая, все продавщицы в Замостье, несмотря на то, какой товар хочет купить клиент, стали очень приветливыми. Именно поэтому можно побродить по городу и с улыбкой приобрести что-то , хотя бы сувениры.

Посещение города может занять даже несколько дней. Обязательно зайдите на Рынок и прогуляйтесь по Старому городу. За Ратушей слева находится старинный еврейский квартал с прекрасно-реставрированной синагогой на ул. Переца. Вокруг располагаются: миква, молитвенные дома и ятки, еврейские мясные лавки. Неподалеку от Новой Люблинской Брамы стоит бронзовый памятник библейскому царю Давиду высотой 3 м. Памятник, автором которого является Густав Земли, был поставлен в 2007 г. благодаря стараниям Фонда «Karta z dziejów», который сохраняет память о вкладе евреев в историю и культуру Польши.

Из Замостья по Люблинскому шоссе направляемся в сторону Красныстава. Этот город так же упоминается в рассказе «Игла» в одной из историй Зельдл о женщине, имевшей шестерых сыновей, для которых она хотела найти идеальных жен. Как подытоживает сама Зельдль: «Все зависит от удачи». На полдороги до Красныстава задержимся в Избице.

Избица

Domy przy ulicy Lubelskiej w Izbicy

В Избице разворачиваются события произведения «Корона из перьев» о внучке ребе Нафтали Холи Шицера. Акша отказывает очередным женихам. Озабоченный дед находит ей благочестивого еврея Земаха, но Акша отказывает и ему. Во сне к ней является бабушка, которая советует девушке принять крещение. Девушка послушалась совета и вышла замуж за пана Малковского, брак с которым оказался неудачным. В отчаянии от своей судьбы, Акша принимает решение исправить допущенную ошибку. Так, возвращается к предложению деда и первого жениха, который заставляет девушку тяжело искупать свои грехи. Мудрость раввина оказалась бесценной.

В начале 1920 гг. Избица была маленьким еврейским штетлом, где более 90% составляло бедное еврейское население. Кроме синагоги, кладбища, миквы и места ритуального убоя животных здесь было еще несколько частных домов науки, Бейт-мидраш, а так же ремесленные мастерские, по большей части швейные, и многочисленные магазины на рынке и главной ул. Любельской. Шесть мельниц было собственностью еврейских семей. На сегодняшний день в городке можно увидеть старые здания, представляющие историческую ценность (2 пол. XIX в.-1 пол. XX в.), дома, в которых сохранились традиционные сукки (шатры на праздник Суккот), еврейское кладбище с мавзолеем славного местного цадика Мордехая Йозефа Лейнера. На улице Любельской стоит так же памятник жертвам Холокоста.

Направляясь в Люблин стоит посетить Пяски.

Пяски

Todzia HonigПяски – малое местечко неподалеку от Люблина, которое так же упоминается в таких произведениях Зингера: «Из дневника нерожденного» и «Женоубийца». Судьбы Пелте и его жен уже были упомянуты нами ранее. «Из дневника нерожденного» является еще одним рассказом о дьяволе, который стремится искусить благочестивую женщину. Он отравляет ей жизнь, как только может. Рассказывает о первой жене, сравнивает с ней, придирается… как вдруг в разгар скандала узнает, что женщина имеет свои секреты, и вообще далеко не невинна, как утверждала перед свадьбой…

В Пясках стоит совершить прогулку по рынку и вдоль ул. Любельской. Местечко, расположенное на развилке дорог на Люблин, Замостье и Хелм, выполняло в свое время торговые функции. До 80х гг. XX в. здесь проводились известные в целом регионе еженедельные конные базары. В наши дни этот обычай был возрожден, поэтому приехав в городок в среду, обязательно загляните туда.

И вот дорога ведет нас в Люблин. Возвращаясь, мы проделываем тот же путь, который когда-то преодолел Яша Мазур – известный волшебник И.Б. Зингера.

Карта

Фотографии

Видео

Аудио

Другие материалы

Ключовые слова