Маршруты по штетлам. Объекты еврейского культурного наследия в трансграничном туризме

Маршруты по штетлам. Объекты еврейского культурного наследия в трансграничном туризме

Театр NN

Мотоль - Путеводитель

“Я всё ещё продолжаю соблюдать праздники, но им не хватает красоты и того духовного подъёма, которые мы переживали на нашей старой родине, в штетле”

Сара Геллер
Мотоль. Площадь Ленина
Мотоль. Площадь Ленина (Фотограф: Санько, Павел)

Мотоль [русский]

Моталь [белорусский]

Motol [польский]

מוטאל [идиш]


Мотоль — агрогородок в Ивановском районе Брестской области, Беларусь, административный центр Мотольского сельсовета и, пожалуй, единственное место в Беларуси, в котором на въезде название населённого пункта написано на иврите.

Появление еврейской общины

Первые сведения о Мотоле относятся к 1422 г. Еврейские поселенцы упоминаются впервые в 1562 г. Вероятно, что их появление в Мотоле связано с польской королевой Боной Сфорца, которая приказала построить дворец на берегу реки Ясельды (в те времена Асельды – реки Богов), протекающей по северной окраине Мотоля и впадающей в Мотольское озеро. Боне Сфорца мотоляне обязаны гербом с изображением руки, держащей пергамент с печатью, увенчанной короной, и названием главной площади – Плац королевы Боны (1555 г.)

В XVII в. в связи с жалобой священника мотольской церкви Николая Барановича в архивных документах упоминаются мотольские евреи-арендаторы Лейба Гиршевич и его зять. Священник пожаловался на нанесение ему ран и побоев во время конфликта, произошедшего в воскресенье (нерабочий день у христиан), когда евреи строили дом в городке.

Только в ХІХ в. еврейское население Мотоля начало увеличиваться с 6,7% от общего количества жителей в начале века до 12% в середине и 31% в конце.

Род Хаима Вейцмана

Первый Президент Израиля Хаим Вейцман – из рода Чемеринских по материнской линии, коренных мотылян. Его отец, Эзер Вейцман (1850-1939 гг.), приехал к родственникам в Мотоль на учёбу и познакомился с дочерью извеcтного мотольского арендатора Михаэля Чемеринского Рахелью Леей. Свадьба состоялась в 1866 г. Хаим был третьим ребенком из 15 детей Вейцманов. В Мотоле прошло его детство, а в 11 лет (1885 г.), его отправили на учебу в гимназию в Пинск, куда позже (в 1892 г.) переехала вся семья. В Мотоле частично сохранился дом Вейцманов. Он был перенесён на другую улицу и находится в пер. Банном (д. №1).

Род Чемеринских оставил значительный след в еврейской истории Мотоля. Среди Чемеринских, проживавших тут предположительно со вт. пол. XVIII в. были кагальныме (Лейзер Ицкович Чемеринский), раввины (Вевель Арелович), старостами (габе) (Сроль Мовшович Чемеринский и, непродолжительное время Эзер Вейцман), казначеями (нейманами) (Вигдор Михелиович Чемеринский), владельцами шинков, резниками. В большинстве еврейских общин ритуальный убой скота, птицы и продажа кошерного мяса облагались коробочным сбором, который представлял собой внутриобщинный налог. Право взимания коробочного сбора отдавалось с публичных торгов обычно на четырехлетний период в откуп евреям, вносившим установленные суммы в городские думы, магистраты, суды. В 1880-х годах в Мотоле долгое время коробочный сбор содержал Нохман Евнович Чемеринский. В удостоверении на право участвовать в торгах указано, что он хорошего поведения, зажиточного состояния и имеет собственную недвижимость.

В то время власть в Мотоле принадлежала двум влиятельными противоборствующим кланам: Чемеринским и Пинским. Первые заседали в мещанской управе местечка, вторые – в молитвенном правлении общества. В феврале 1883 г. Чемеринские подали жалобу Гродненскому губернатору о том, что Абрам Пинский явился на богослужение в синагогу в пьяном виде, и просили назначить вместо него раввином Шмуйлу Рубинштейна. Пинский все обвинения отмёл и пояснил, что призывал единоверцев молиться за Государя Императора и его семью.

В начале ХХ в. в Мотоле две синагоги.

Хедер

В 1840 г. в местечке действовали две молитвенные школы для еврейских детей (хедеры), в конце 60-х годов ХІХ в. – одна. В 1895 г. хедер находился на ул. Пинской в доме Юделя Портного.

«Затем меня отвезли в Мотоль, который находился довольно далеко. Мама организовала жильё, где я мог спать и кушать, Реббе и хедер. После этого она поцеловала меня и сказала: «Будь здоров, детка», и уехала домой. Я стоял с разбитым сердцем и не мог сдержаться. Я пошёл в угол и горько плакал. На следующий день я пошёл в хедер и несколько дней старался как мог. У меня не было выбора, я был слишком далеко от дома. Пришёл четверг – я ждал маму, но она не пришла. Моё сердце наполнилось печалью. Я не хотел спрашивать Реббе. Я едва мог дождаться, когда можно будет идти домой (...)

На следующий день, в пятницу, я взял кусок чёрного хлеба с вареньем и пошёл, притворяясь, что ничего не случилось. Позже Реббе сел рядом со мной и сказал: «Ты хорошо учишься, у тебя хорошая голова. Если ты будешь учиться хорошо, ангелы бросят тебе деньги». В понедельник это случилось. Ангелы бросили мне деньги. Реббе отклонился назад и вдруг начали падать копейки. Так продолжалось несколько дней, пока вдруг один мальчик не крикнул: «Реббе, брось и мне копейку». Я притворился, что не заметил, что происходит, и ждал, чтобы в четверг приехала мама. Мама пришла в хедер, обняла и поцеловала меня. Реббе сказал маме: «У твоего сына драгоценная голова, ангелы бросают ему деньги». Я крикнул: «Реббе, ты — лжец». Несмотря на замешательство и проблемы, которые я причинял маме, она засмеялась. С тех пор я ему не верил. Я понял, что это было подстроено, что когда она наняла Реббе, она дала ему несколько копеек, чтобы он бросал мне. В старой стране ни у кого не было денег, ни у Реббе, ни у ангелов, потому что все были бедные».

From Motol to Chicago, A memoir by David Chez.
http://kehilalinks.jewishgen.org/motol/memories.htm

Ремесленная и торговая жизнь в местечке

Торговые традиции были заложены в Мотоле в середине XVI в. Восемь раз в год по большим католическим и православным праздникам в местечке проходили ярмарки, а раз в неделю – торги, на которые съезжались торговцы со всех окрестностей. Большим товарооборотом и количеством участников отличалась Мотольская ярмарка, которая проводилась на Десятуху (Праздник Божьего Тела).

Помимо этого, в Мотоле было два уличных торговца, разносивших и развозивших товары по местечку: они скупали разную мелочь на торгах и ярмарках, а потом перепродавали в околичных деревнях и местечке. Уличные торговцы не создавали никакой конкуренции стационарной торговле, потому что цены на товар у них были выше.

В конце ХІХ в. в Мотоле начала развиваться промышленность: появляются две свечные мастерские и сукновальня, три кузницы и конная мельница. В начале ХХ в. на сукновальне Айзика Иоселевича Фишмана были задействованы четыре наемных рабочих. А в 1914 г. владельцем сукновальни и паровой маслобойни был Иосель Пинхусович Померанц. Местная мастерская по выделке кожи, принадлежавшая Арону-Берко Носеновичу Готлибу.

Когда в 1921 г. в Мотоле установилась польская власть, город стал центром гмины с собственной администрацией, полицией и довольно большой по штату пожарной охраной. По конфессиональному составу мотоляне были в большинстве своём православными (73,8 %) и иудеями (25,9%).

В1920-ые - 1930-ые годы жизнь кипела вокруг рынка, где можно было приобрести товар на любой вкус в одном из 85 существующих магазинов: мясных, табачных, вино-водочных, магазинов техники, мебели, обуви, одежды и т. д.

Производство спиртных напитков относилось к наиболее прибыльным отраслям промышленности, что подтверждало наличие трех спиртзаводов, двух пивоварен и многочисленных трактиров и буфетов. Однако для продажи спиртных напитков на вынос необходима была концессия, которая выдавалась преимущественно польским жителям. Местные евреи арендовали такие концессии у поляков, что позволяло им открывать свои магазины. Случались и казусы, способные подмочить репутацию даже самых проверенных торговцев. Так, 1 июля 1928 г. во время ревизии по причине подделки водки был закрыт вино-водочный магазин Ханы Шац.

Активно развитие переживали пищевая и кожевенная промышленность, а также мукомольное производство Мотоля. В 1920-е гг. в местечке действовали кооперативный молочный завод, 6 скотобоен (4 из них – еврейские) и кожевенный завод Я. Влодавского. Предвоенные традиции нашли свое продолжение в 1980-ые годы, когда Мотоль пережил экономический бум как центр по производству дублёнок, а также продолжил успешно развиваться в ХХI в. (Местная Мотольская колбаса стала брендом, известным по во всей Беларуси).

Политика не особенно интересовала жителей Мотоля. Хотя с конца ХІХ в. здесь действовали палестинофильские кружки «Хиббат Цион» (Любовь к Сиону) и «Сафа Брура» (Понятный язык).

Медицина

«В знахарей, ведьм и чары мотоляне не верят. В случае заболевания обращаются к местным врачам, а также большое значение придают молитвам».

Помимо торговли и ремесла, мотольские евреи занимались медициной, обслуживая всё население городка. В середине ХІХ в. в особой комнате при общинной бане находилась богадельня на 3 кровати, которая содержалась на ежегодные пожертвования (до 30 руб. в год). В 1913 г. все медицинские работники Мотоля (врач, стоматолог и акушерка) были евреями. Позднее был открыт фельдшерский пункт, где лечебной практикой занимался фельдшер Схаудер, а в 30-е гг. ХХ в. медицинскую помощь населению оказывал врач Шейла Фельдман. В 1922 г. действовала частная аптека и два аптечных склада, владельцами которых были мотольские евреи.

Еврейские праздники


«На Рош Ха-Шана вся семья, кроме девочек, шла в синагогу. Мы, девочки, ходили туда услышать шофар. (…) После Киддуша и Хамоца по традиции макали кусок халы в мёд и благославляли сладким и хорошим годом. (…) В первый день Рош Ашана (…) молодёжь и старики шли на озеро, чтобы вытряхнуть карманы избавляясь от грехов, распевая псалмы и последние три стиха из седьмой главы Книги Мика, которые гласят: “…и они изгонят все свои грехи в глубины морей».

 Суккот:

«У нас была постоянная сукка. В течение остального года там хранилась наша библиотека. (...) Деревянная крыша была устроена так, что, если потянуть за верёвку, она открывалась и было видно небо. (...) Мы украшали её. Мы там ели все семь дней, не взирая на холод. У нас был свой этрог [фрукт семейства цитрусовых]1 и лулав [пальмовая ветвь]2, и мы очень гордились их красотой.»

Песах:

«Так как у нас не было фабрики по производству мацы, мацу нужно было печь дома, чаще всего в нашем доме, потому что у нас была большая кухня, столовая и хорошая печь. (…) Несколько семей собирались вместе и энергично брались за работу, потому что печь нужно было быстро. Распределяли по одному человеку на каждое задание: отмерять муку, наливать воду, месить тесто, разделять тесто, раскатывать тесто в круглые лепёшки, прокатывать лепёшки маленьким зубчатым колесом, чтобы оно не поднималось в печи, следить, чтобы печь была горячей, совать лепёшки в печь и относить испечённую мацу, и заворачивать в белую простыню. В последующие дни мы были заняты тем, что толкли мацу в деревянной ступке, чтобы приготовить фарфель и обед из мацы.»

Леонард Чесс (1917 – 1969 гг.) – основатель легендарного лейбла Chess Records, сыгравший ключевую роль в зарождении блюзового и рок-н-ролльного движения в США в послевоенный период. Леонард Чесс открыл двери в карьеру многим афро-американским исполнителям, среди которых были такие легенды, как американский блюзмен Мадди Уотерс и певец, виртуоз игры на губной гармонике Литтл Уо́лтер.

Родившись в Мотеле 12 марта 1917г., Чесс вместе с семьей в эмигрировал в США, Чикаго, где с братом Филиппом стал владельцем серии ночных клубов, прежде чем открыть для себя сферу звукозаписи. Покупка акций Aristocrat Records лейбл стала первым шагом на пути к оглушительному успеху звукозаписывающей компании впоследствии переименованной в Chess Records. Композиции музыкантов Chess Records, таких как Чак Берри (номер 5 в списке величайших исполнителей всех времен по версии журнала Rolling Stone) и Фламинго (американской мужской вокальной группы, включенной в зал и музей славы рок-н-ролла), занимали верхушки музыкальных хит парадов вплоть до конца 60-х, когда смерть главы и сердца компании Леонарда Чесса, не привела к постепенному закату популярности лейбла.

Вторая мировая война

После оккупации Мотоля немецкими войсками 26 июня 1941 г., эссесовцами была проведена акция уничтожения еврейского населения; тогда же были расстреляны местные коммунисты (2-3 августа 1941 г.). Взрослых мужчин увели в направлении деревни Осовница (2 км. на запад от Мотоля), стариков, женщин и детей повели в сторону деревни Калилы в урочище Гай (0,5 км. от Мотоля). Еврейская община Мотоля, насчитывающая почти 3 тыс. человек, перестала существовать за несколько дней. Уцелели немногие (23 человека).

Оставленные еврейские дома подвергались массовому грабежу в котором помимо нацистов иногда участвовало и местное население. По воспоминаниям одного из очевидцев, за отказ добровольно отдать награбленное оккупационным властям грозило наказание.

Когда-то кипящее жизнью многоконфессиональное местечко хранит память о своей трудной истории, что нашло отражение в репертуаре местного любительского театра, которым в середине 1980-х гг. была поставлена инсценировка «Мотольские соседи» о довоенном соседстве евреев и христиан в местечке.

Календарь

ІХ – V тысячелетиями до н.э. - первые поселения в районе Мотольского озера

1422 г. - первое упоминание Мотоля как частного владения в составе Пинского княжества

С 1520 г. - город находится во владениях пинского князя Фёдора Ивановича Ярославича, затем польского короля Сигизмунда I Старого и его жены королевы Боны Сфорца

1555 г. – получение Магдебургского права

1562 г. - первое письменное упоминание о евреях Мотоля

XVII – XVIII вв. - центр староства в Брестском воеводстве

1766 г. - во владении Михаила Казимира Огинского и Мартина Волунского

В 1795 г. - входит в состав Слонимской, затем Литовской, а с 1801 г. - Гродненской губернии Российской империи

1812 г. - местечко опустошено французскими войсками

1864 г. - половина местечка уничтожена пожаром

1905 г. - волнения среди местного населения во время революции 1905-1907 в Российской империи; был причинён вред собственности помещиков Юргенсона и Колодного

Сентябрь 1915 г. – оккупация немецкими войсками

Февраль 1919 г. - июль 1920 г. – занят польскими войсками

Июль 1920 г. - установлена советская власть, сформирован Мотольский волостной Совет крестьянских депутатов.

С марта 1921 г. - Мотоль в составе Польши, Дрогичинский повет Полесского воеводства

21 сентября 1939 г. - установлена советская власть

26 июня 1941 г. – Мотоль оккупирован немецкими войсками

2-3 августа 1941 г. – акция массового расстрела евреев

16 июля 1944 г. - освобождение советскими войсками

Стоит посмотреть

Спасо-Преображенская церковь (1888 г.) - памятник архитектуры ретроспективно-русского стиля, архитектор М. Бартошевский.

Борисоглебская часовня (1986 г.)

Дом Хаима Вейцмана - первого президента Израиля (сохранился частично)

Еврейское кладбище - частично сохранилось, восстановлено в 2004 г.

Памятник жителям деревни, погибшим во время Великой Отечественной войны

Памятник неизвестному солдату (на кладбище)

Памятник на месте массового расстрела евреев (женщин и детей)

Памятник на месте массового расстрела евреев-мужчин

Мотольский музей народного творчества -  имеет богатые коллекции этнографии, ткачества, вышивки, плетения, передает региональные особенности материальной и духовной культуры Западного Полесья.

Музей Великой Отечественной войны - на территории Мотольской СШ № 1

Международный кулинарный фестиваль «Мотольские прысмаки» (ежегодно в августе) — собирает мастеров-кулинаров и творческие коллективы не только из разных регионов Беларуси, но и стран зарубежья. Традиционно в фестивале принимает участие Пинская еврейская община.

 
Гостиница «Фэст», кафе

Адрес: Мотоль, пл. Ленина, 4.

Карта

Рекомендуемое

Фотографии

Ключовые слова