Маршруты по штетлам. Объекты еврейского культурного наследия в трансграничном туризме

Маршруты по штетлам. Объекты еврейского культурного наследия в трансграничном туризме

Театр NN

Пинск - Карта Историко-Культурного Наследия

Нашы Пінскі акаліцы –

Жыцце хоць цару, царыцы!

Ўсяго досыць – прызірніся:

Еж, пі, хоць расперажыся.

Эй, чух чумадра,

Чумадрыха весяла!

В. Дунін-Марцінкевіч

Пинск - Карта Историко-Культурного Наследия

ИСТОРИКО-ПРИРОДНЫЙ ЛАНДШАФПрямая ссылка для этого абзацаВернуться назад к содержаниюВернуться назад к содержанию

Пiнск [бел.],

פּינסק [идиш],

פינסק

[иврит],Pińsk[польск.],Pinskas[лит.], Пинск [русск.]

 

Пинск – город, районный центр Брестской области.Расположен на берегу реки Пины (левый приток Припяти) в 186 км к востоку от г. Бреста, в 304 км юго-западнее Минска. Железнодорожная станция на линии Брест – Гомель. По данным на 2009 г. население составляет 130,3 тыс. жителей.

Географические кординаты:52°07′ с. ш. 26°05′ в. д. (G) (O) (Я)

Историко-культурные памятники: дворец Бутримовича (1794 г.), костелКарла Баромеуша (к. XVIII в.), иезуитский коллегиум (1631 г.), бывший монастырь францисканцев с Собором Вознесения Девы Марии, Варваринская церковь – бывший бернардинский костел (1786 г.), башня-звонница (начало XIX век), первая гимназия (1858 г.), Банк общества взаимного кредита (к. XIX – нач. XX вв.), отделение Азово-Донского Банка (1912 – 1915 гг.), городской магистрат (1920 – 1930 гг.).

ИСТОРИЯПрямая ссылка для этого абзацаВернуться назад к содержаниюВернуться назад к содержанию

Первое упоминание о Пинске в письменных источниках встречается в «Повести временных лет» под 1097 годом. В Ипатьевской летописи, описывающей события XI – XIII вв. на восточнославянских землях, Пинск упоминается 14 раз, один раз речь идет о «земле Пинской». До середины XII в. Пинск находился в составе Туровского княжества, этот период в истории города характеризуется быстрым развитием и подчеркнуто высоким статусом. С 1174 г. Пинск стал центром удельного княжества. Первым исторически достоверным князем Пинска был Ярослав Юрьевич, сын туровского князя Юрия Ярославича, потомок старшего сына киевского князя Ярослава Мудрого Изяслава. В начале XIV в. Пинское княжество вошло в состав Великого княжества Литовского. Великий князь литовский Гедимин передал его своему сыну Наримонту, затем по наследству Пинское княжество перешло к его потомкам – Наримонтовичам. Во время войны 1432-1439 гг. Пинское княжество вошло в состав личных владений великого князя Сигизмунда Кейстутовича в качестве вотчины. Впоследствии часть земель волости была роздана, а часть в 1471 г. пожалована вдове киевского князя Семена Олельковича Марии, представительнице знаменитого рода Гаштольдов, а она завещала пинское владение дочери Елене и зятю. В 1506 г. пинский князь Фёдор Иванович Ярославич и супруга его Елена выдали Еско Мееровичу, Пейсаху Езефовичу и Абраму Рыжковичу жалованную грамоту с разрешением на открытие в Пинске синагоги и устройство кладбища.

После 1521 г. Пинск с «дворами и волостями, которые ему принадлежали» перешел во владение Сигизмунда Старого, который передал его в пожизненное владение своей жене польской королеве и великой княгине литовской Боне Сфорце. Новая владелица провела ряд реформ, в результате которых было создано Пинское староство. Первыми старостами были: Иван Хоревич (1524-1543 гг.), Пётр Мыльский (1544-1551 гг.) и Станислав Фальчевский (1552-1556 гг.). В 60-е годы XVI в. Пинск стал центром уезда в составе Берестейского воеводства.

В XVI в. Пинск превратился в значительный город, в котором насчитывалось около 4 тыс. жителей, более 700 дворов и около 40 улиц. В этот период он достиг наибольшего расцвета, став крупнейшим центром ремесла и торговли в Полесском крае. Он относился к числу городов с высшей шкалой налогообложения: только 6 белорусских городов (Брест, Витебск, Могилев, Минск, Пинск и Полоцк) внесли в государственную казну в 1551 г. налог больше 100 коп литовских грошей. Пинск вел внутреннюю и внешнюю торговлю. Здесь сосредотачивалась сельскохозяйственная продукция, предназначенная на экспорт. По водным магистралям на запад и украинские земли шли также ремесленные изделия, продукты промыслов. Пинские купцы вывозили в XVI в. в Польшу воск, меха, ввозили железо и железные изделия, ткани, одежду и др. товары.

В начале XVI в. в Пинск переселилась небольшая еврейская община в составе 18 семей, среди них были представители богатого купечества. Наиболее влиятельными были семьи Израиля Песаховича, Нахима Песаховича, Ильи Мойсеевича. В середине XVI в. еврейская община Пинска составляла около 180 чел. (28 семей). Многие семьи проживали на ул. Жидовской. Пинские евреи нередко выступали в качестве кредиторов владельцев г. Пинска. Братья Пейсах и Айзек Езефовичи были кредиторами князя Федора Ярославича. Израиль и Нахим Песаховичи в 1537 г. жаловались в королевский суд на задолжавшего им минского войта. В 1548 г. братья Песаховичи и Мойсеевич добились получения в аренду пинской таможни, корчмы и части сборов.

Характерной чертой той эпохи была конкурентная борьба за прибыльные сферы между представителями еврейской и христианской общностей. В 1562 г. великий князь литовский Сигизмунд Август разрешил берестейским евреям Хаиму и Авраму Рубиновичам, Товьяшу Богдановичу, Исаку Мошевичу взять в аренду склад соли в Пинске. Но это решение вызвало обращение пинского войта и мещан-христиан к князю с просьбой передать соляную аренду в руки пинчан, на что было получено согласие.

Пинская еврейская община была одной из самых богатых в ВКЛ, что подтверждают и внушительные суммы выплат в государственную казну. Так, в 1563 г. при распределении налога в размере 4000 коп грошей среди евреев ВКЛ, пинской общине надлежало внести 600 коп. Однако периоды благополучия и экономической стабильности сменялись упадком. В 1574 г. евреи Пинска в связи с произошедшими пожарами и разорением обратились к великому князю литовскому с просьбой освободить их от всех налогов и сборов, чтобы суметь заново отстроить дома и восстановить имущество. Результатом обращения стало освобождение евреев Пинска от налогов и сборов сроком на 6 лет.

12 января 1581 г. польский король и великий князь литовский Стефан Баторий подписал привилей о предоставлении Пинску права самоуправления (магдебургского права). Согласно привилею, высшей властью в городе объявлялись войт с лавой и бурмистр с радой. Город получил право иметь свою печать и герб с изображением на красном щите золотого лука.

В 1648 г. в Пинске насчитывалось около 6 тыс. домовладельцев, с учетом, что в то время в каждом доме проживало в среднем 6,5 чел., численность населения города могла составлять от 32 500 до 39 000 чел. В книгах гродских отмечено, что в 1654 г. государственные налоги платились от пинских мещан с 89 дымов, от пинского кагала – от 55 дымов. Богатство пинской еврейской общины подтверждает постройка в XVII в. грандиозной Большой синагоги, разрушенной только после Великой Отечественной войны).

Во время войн середины XVII– нач. XVIII вв. Пинск неоднократно оказывался в эпицентре трагических событий. Поддержка пинчанами казаков гетмана Богдана Хмельницкого привела к многочисленным жертвам среди жителей города. Мещане во главе с представителями магистрата и руководителями цехов открыли ворота для казаков во главе с атаманом Антоном Небабой. Начались грабежи и убийства шляхты, католического и униатского духовенства. Жестокая расправа совершалась и с евреями: в результате погромов в городе были убиты несколько сот человек, многие были ограблены и погибли при попытке бегства из Пинска. Поддержка казаков дорого обошлась городу. По приказу Януша Радзивилла в октябре 1648 г. войска ВКЛ во главе с Григорием Мирским захватили Пинск, более 3 тыс. мещан были убиты, пожар уничтожил 5 тыс. домов. В 1652 г. численность жителей Пинска сократилась вследствие эпидемии.

Во время войны 1654-1667 гг. город неоднократно штурмовали российские и украинские войска. 5 октября 1655 г. российские войска во главе с Дмитрием Волконским захватили Пинск, многие жители были убиты, город был ограблен и почти полностью сожжен. Сохранились жалобы пинских евреев и на действия войск ВКЛ – отряды легкой кавалерии полка Кароля Лисовского также занимались грабежами. 4 июля 1660 г. Пинск был захвачен запорожцами и московитянами, что сопровождалось новыми жертвами среди мещан, духовенства и шляхты, грабежами и поджогами. Кроме денег и ценностей, шляхта и евреи пинского кагала лишались документов финансового и фискального характера.

За время войны Речи Посполитой с Россией количество дворов в Пинске сократилось более чем в 3 раза – с 994 до 299. Состояние Пинска было столь тяжелым, что дважды – в 1655 г. и в 1660 г. город был освобожден на 4 года от всяких налогов и повинностей.

В судебных книгах XVII в. сохранились сведения о судебных тяжбах евреев Пинска с православными жителями города. Нередко евреи жаловались на братчиков православных монастырей, которые нападали на них, били, грабили, врывались ночью в еврейские дома.

В 1690 г. пинский староста Ян Кароль Дольский на месте Загорья заложил городское предместье и дал ему свое имя Каролин. Евреи стали называть местечко Карлин. Пинск и Карлин разделяла только одна улица Ровецкая. В Карлин по приглашению Дольского переселились многие состоятельные евреи, карлинская еврейская община быстро росла. Здесь появились синагоги, хедер (начальная еврейская школа), миква, кладбище, были выстроены магазины, склады и амбары. Русло Припяти спрямили каналом (Струменем), и Карлин получил преимущество над Пинском: грузы и товары, которые шли со стороны Днепра, сначала попадали на Карлинскую набережную. По товарообороту и доходам населения Карлин стал превосходить Пинск.

В ходе Северной войны город потерпел от шведских войск и их союзников Сапег. Покидая Пинск 3 июня 1706 г. шведский король Карл XII приказал сжечь предместье и взорвать замок Каролин. Тяжелые последствия этих событий ощущались до конца XVIII в.

Экономический потенциал еврейской общины г. Пинска был подорвал войнами, пожарами и эпидемиями. Евреи были вынуждены искать кредиторов. За деньгами пинский кагал обращался к доминиканцам: в 1693 г. взял у них в долг 1 тыс. злотых, в 1737 г. – 16 630 злотых. Кредиторами были также католические костелы. В 1766 г. долг пинского кагала составлял 309 тыс. злотых (при доходе в 37 тыс. злотых). Известно, что Литовский Трибунал в конце XVII – нач. XVIII вв. выносил приговоры об изгнании из ВКЛ или казни старейшин пинской еврейской общины из-за невыплаты долгов перед казной и частными лицами.

В инвентаре г. Пинска за 1764 г. было указано, что в городе насчитывалось 550 зданий, практически все постройки были деревянными. В этот период в городе действовало 26 купеческих магазинов, 20 – магазинов скорняков, 26 – соляных магазинов, 9 – мясных. В Пинске размещалось 184 еврейских дымов (дворов) и 165 – христианских. Ассортимент ремесленных специальностей и специальностей в сфере услуг насчитывал около 50 наименований. В городе были зарегистрированы кузнечный, кожевенный, сапожный, резницкий, портняжный, рыбацкий, цех скорняков и др. ремесленные цехи.

Хозяйственно-торговое значение Пинска возросло после строительства сухопутных Пинско-Слонимской и Пинско-Волынской дорог, а также каналов, соединивших Припять с Неманом и Западным Бугом. Через Мухавецкий, Березинский и Огинский каналы стало возможным возить водным путем продукцию из Пинска в черноморские и балтийские порты.

Мировую известность г. Пинск приобрел как один из крупнейших центров хасидизма. Пинское предместье Карлин (Каролин) стало резиденцией династии хасидских цаддиков, которую основал Аарон Бен Яков Карлинер (Перлов) (1736–1772 гг.). Дело отца впоследствии продолжил сын Ошер, переехавший в Столин. Отсюда и название династии карлин-столинских хасидов. Карлин был широко известен в Великом княжестве Литовском и за его пределами, а хасидов на его территории называли не иначе как карлинерами. Похоронены Аарон и Ошер Карлинские на карлинском кладбище, которое после Великой Отечественной войны было снесено и застроено, но могилы цадиков, находившиеся в первом ряду кладбища, не пострадали.

В результате второго раздела Речи Посполитой в 1793 г. Пинск в качестве уездного центра вошел в состав Минской губернии Российской империи. С начала XIX в. начался быстрый рост Пинска, увеличивалась численность и территория города. 14 декабря 1799 г. в границы города было включено местечко Каролин. По данным на 1825 г. в Пинске насчитывалось 8 каменных и 714 деревянных домов, 25 лавок, 29 питейных домов, 1 баня. В 1863 г. количество частных домов в Пинске возросло до 1031 (из них 8 каменных), в городе действовали 2 православных монастыря, 4 церкви, 1 костел, 2 синагоги, 21 еврейский молитвенный дом. Большинство построек было деревянными и принадлежали евреям (на 1866 г. евреи были собственниками 1008 домов в Пинске, католики – 88). Самыми дорогими среди еврейских были дома Вольфа Найдича (оценен в 3 тыс. руб.), Давида Лурье (2,5 тыс. руб.), Мойши Левина (3 тыс. руб.). В этот период в Пинске проживало 13 060 жителей, 65,5 % которых составляли евреи. Притоку евреев способствовало принятие российских законов, ограничивавших проживание еврейского населения в черте оседлости в городах и местечках.

Еврейские учебные заведения – талмуд-торы, хедеры, иешиботы – были традиционным средством поддержания национальной культуры и религии. В 1853 г. в Пинске была открыта русская правительственная школа для детей купцов-евреев, в том же году – еврейская школа для девочек, в 1878 г. – школа с преподаванием на иврите, в 1888 г. – еврейская ремесленная школа. В конце XIX в. были созданы хедеры под руководством Ховевей Цион. В Пинске работало отделение Общества для распространения просвещения между евреями в России (ОПЕ). Традиционной для еврейской общины была благотворительная деятельность, направленная на поддержание бедных. Еврейское благотворительное общество г. Пинска действовало с 1899 г. и занималось обеспечением одеждой и продуктами питания нуждающихся, содействием в поисках работы, обеспечения больных лекарствами, похоронами и пр. В 1903 г. в списках членов общества, сделавших добровольный взнос, значилось 797 фамилий. В 1898 г. было основано Пинское женское еврейское благотворительное общество.

Пинск на протяжении XIX в. превратился в один из основных центров на белорусских землях металлообрабатывающего, деревообрабатывающего и спичечного производств. В 60-е годы XIX в. в городе проживало около 750–950 ремесленников-евреев. В 1882 г. через Пинск прошла южная ветка Полесской железной дороги, что ускорило экономическое развитие города. В 1900 г. Пинск входил в состав городов с годовым торговым оборотом в 1 млн руб. и больше. В конце XIX – нач. ХХ вв. в Пинске началось масштабное каменное строительство, появились как типовые, так и оригинальные индивидуальные проекты. В «Перечне фабрик и заводов Российской империи», изданном в 1897 г., был опубликован список 18 предприятий г. Пинска и его окрестностей, владельцами 12 предприятий являлись евреи. К наиболее крупным относились производство спичечных коробков и соломки, кровельного толя и ремонтная мастерская Л. Гершмана (более 300 работников), предприятие по производству сапожных шпилек Лурье (180 работников), стеариновое производство Э. Элиасберга (79 работников). В Пинске стали производить изобретенную Александром Лурье клееную фанеру марки “Тоbal”, которая пользовалась спросом и в России, и за рубежом. В сфере фанерного производства Лурье занимали монопольное положение в огромной Российской империи. В лесопильном и фанерном производстве Лурье было занято 84 работника. В 1914 г. из 54 промышленных предприятий Пинска 49 принадлежали евреям.

Пинск стал одним из центров движения Ховевей Цион. Руководитель этого движения в Пинске раввин Д. Фридман был членом президиума Катовицкого съезда. С конца XIX в. в Пинске действовали группы Бунда и сионистов. Хаим Вейцман – выпускник Пинского реального училища и будущий первый президент Израиля – был делегатом сионистских конгрессов от Пинска.

Первая мировая война изменила спокойную жизнь Пинска. 15 сентября 1915 г. город был оккупирован немецкими войсками. Согласно условиям Брестского мира, Пинский уезд должен был отойти к Украине, но дальнейшие события смешали планы: в городе поочередно хозяйничали петлюровцы, красноармейцы, польские войска, отряды генерала С. Булак-Балаховича. Для еврейской общины г. Пинска одним из самых трагических событий того периода стал расстрел польскими военнослужащими возле стен иезуитского коллегиума 35 евреев, обвиненных в «большевистском заговоре». Финансовую и материальную помощь пинским евреям оказывал американский «Комитет по распределению фондов помощи евреям, пострадавшим от войны» (Джойнт), это позволило организовать 3 детских дома, в которых содержалось более 300 еврейских детей-сирот, питание для детей в учебных заведениях города. Но в докладе уполномоченного Евобщесткома Я.И. Кантора в Московский Еврейский комитет по оказанию помощи пострадавшим от погромов от 15 сентября 1920 г. указывалось, что в Пинске необходимо устроить в детские дома еще не менее 200 детей, организовать питание не менее 1000 детей, обеспечить детские учреждения обувью, одеждой, медикаментами, топливом.

По условиям Рижского мирного договора Пинск был включен в состав польского государства как центр Пинского уезда Полесского воеводства. 7 августа 1921 г. центр города сильно пострадал от пожара – было уничтожено около 1/3 построек, в том числе 600 жилых домов. Но в дальнейшем город развивался динамично и успешно. Территория Пинска расширилась: с 486 га в 1922 г. до 1446 га в нач. 1930-х годов. По состоянию на 1930 г. в Пинске насчитывалось 6 233 здания, в том числе 3 585 – жилых (включая 758 жилых домов, построенных после пожара). Городские власти приняли решение разрешать строительство в центре города только каменных построек.

Руководство городом осуществлял магистрат во главе с бурмистром. Распорядительным и контролирующим органом являлась рада, в состав которой входили радные и члены магистрата. Выборы радных в Пинске сопровождались острой конкурентной борьбой между польскими и еврейскими партиями и общественными объединениями. Состав городской рады включал в себя представителей различных политических течений, что нередко приводило к срыву заседаний рады.

В 1920-е годы восстанавливалась промышленность Пинска. На фанерной фабрике А. Лурье была проведена техническая реконструкция, что дало возможность расширить экспорт продукции (фанера поставлялась в страны Европы, Южной Америки и Азии). В 1936 г., несмотря на мировой экономический кризис, в Пинске успешно действовали 13 промышленных предприятий, большинство представляли деревообрабатывающую отрасль: спичечная фабрика «Прогресс-Вулкан» Гальперна (600 рабочих), фанерная фабрика Лурье (600 рабочих), фанерная фабрика «Леще» (владельцы Х. Фельдман и Б. Кунда. 430 рабочих), 4 лесопилки, фабрика по производству школьного мела, столярные и литейные мастерские, 3 мельницы. Евреи составляли абсолютное большинство среди ремесленников и значительную часть среди врачей, юристов, учителей. В начале 1930-х годов в Пинске работали 34 врача, 19 дантистов, 18 фельдшеров, 18 акушерок, 33 фармацевта.

Разнообразной и бурной была общественно-политическая жизнь Пинска в 1920-30-е годы.

У истоков коммунистической организации города стояли Д. Шлесберг и В. Шклярник. Кроме КПЗБ в городе и уезде активно действовали Бунд, еврейская сионистская партия Поалей-Цион, молодежные организации «Фрайгайт», «Бейтар» и «Хехалуц». Деятели Бунда проводили забастовки на предприятиях города, добиваясь увеличения заработной платы рабочим, с помощью еврейских диаспор Нью-Йорка и Чикаго организовали в Пинске детский дом, ряд рабочих кооперативов, рабочую кухню, вечерние курсы для молодежи.

В Пинске работали школы с преподаванием на идиш и иврите. В 1922 г. попечительство Брестского школьного округа дало разрешение принимать в начальные классы Пинской русской гимназии еврейских детей. Этот приказ был вызван тем, что существующие в Пинске еврейские школы могли принять лишь небольшую часть желающих учиться. Специально созданный родительский комитет занялся сбором средств для открытия новой школы с ивритом в качестве языка обучения, которая смогла бы стать основой для будущей еврейской гимназии. В 1922–1923 гг. учебном году директором новой школы стал Авраам Мазур, инспектором – Давид Альпер. Школа с первых дней своего существования курировалась сионистами, в 1925 г. она была взята под контроль организацией ''Тарбут''. В 1926 г. школа получила статус гимназии. В 1931 г. директором гимназии стал Давид Альпер, в 1937 г. он добился разрешения открыть при гимназии двухлетний лицей. Не все дети могли оплатить учебу. В 1927 г. 18 учащихся в гимназии учились бесплатно, 7 детей оплачивали 25 % стоимости учебы, 32 ребенка – 50 %, 15 – 67 %, а 16 – 75 %. Таким образом, льготы предоставлялись значительной части учащихся. В 1936 г. в гимназии «Тарбут» обучалось 2 587 учащихся.

В 1925 г. благодаря руководству отдела организации ''Тарбут'' в Пинске была открыта еще одна 7-летняя школа с языком обучения иврит, которая получила название ''Мидраша-Тарбут''. Первым директором этой школы стал Маневич, затем его сменил Исаак Кобринчук. В 1936 г. «Мидраш-Тарбут» была разделена на 2 школы, т. о. в Пинске стали действовать 3 учебных заведения с ивритом в качестве языка обучения. Кроме того, действовала частная еврейская женская гимназия с польским языком обучения, принадлежавшая А. Чечик-Голинкер, 7 частных еврейских начальных школ, 2 еврейских училища – ремесленное и торговое. Из 5 еврейских религиозных школ Пинска были 2 талмуд-торы, еще одна школа талмуд-тора действовала в Каролине. В Пинской иешиве обучалось более 50 учеников.

В городе выходили около 20 различных еврейских периодических изданий: «Pinsker Voch» («Пинская неделя»), «Pinsker Wort» («Пинское слово»), «Pinsker Sztime» («Пинский голос») и др., действовали 8 еврейских типографий.

Накануне второй мировой войны в г. Пинске еврейское население составляло большинство: по данным переписи 1921 г., в городе проживало 17.513 евреев (74,6 % населения), в 1931 г. – 20.220 человек (63,4 %), в апреле 1941 г. – более 22 тысяч чел. (около 60 %).

После начала второй мировой войны и вхождения территории Западной Белоруссии в состав БССР, согласно постановлению ЦК КП(б)Б об административном делении на территории западных областей БССР от 20 ноября 1939 г. г. Пинск стал центром Пинской области. Уже в сентябре 1939 г. в г. Пинске появились беженцы, прибывшие в основном из Варшавы и Лодзи. По данным на 25 октября 1939 г., в городе было зарегистрировано 1.771 беженцев, большинство составляли евреи. Поскольку г. Пинск был объявлен режимным городом, в нем были оставлены только 95 беженцев (бывшие политзаключённые, врачи, инженеры и типографские работники).

В ходе депортаций 1940-1941 гг. из Пинска в Архангельскую, Кировскую, Куйбышевскую, Мурманскую, Новосибирскую, Свердловскую, Самарскую области России, а также в Акмолинскую область Казахстана, Мордовскую и Коми АССР вывезли 385 еврейских семей (883 человека). Среди депортированных были семьи членов еврейских партий и организаций, предпринимателей, торговцев (в том числе семьи репрессированных фабрикантов братьев Фельдман и братьев Кунда – 32 человека).

Мобилизацию и эвакуацию населения из г. Пинска советская власть организовать не успела. Евреи, которые самостоятельно пытались уйти на восток, в большинстве случаев задерживались на бывшей белорусско-польской границе советскими пограничниками и возвращались обратно к месту жительства.

4 июля 1941 г. г. Пинск был занят немецкими войсками. В первые дни оккупации солдатами вермахта были задержаны и расстреляны в Леще (современный парк культуры и отдыха) 16 пинских евреев. Убитых в пропагандистских целях немецкие власти объявили жертвами советского террора.

В течение июля 1941 г. особые карательные части айнзатцгруппы Впод командованием А. Небе – зондеркоманды 7а, 7в, айнзатцкоманды 8 и 9, а также спецкоманда «Москва» – проводили акции уничтожения еврейского населения в окрестных деревнях г. Пинска.

Большая часть Пинской области была включена в генеральный округ «Волынь-Подолия» и таким образом вошла в состав рейхскомиссариата «Украина». Пинск получил статус центра округа (gebit), пост главы окружного комиссариата занимал Пауль Герхард Кляйн. Во главе Пинского городского управления находился бургомистр (Ф. Сливинский, а затем – С. Кириллов). Начальником полиции г. Пинска был назначен А. Соллогуб.

В июле 1941 г. было введено обязательное ношение евреями Пинска, в том числе детьми старше 10 лет, белой повязки с жёлтой шестиконечной звездой. В августе они были заменены круглыми жёлтыми латами, нашитыми на плечах, левой стороне груди и на спине в области левой лопатки.

30 июля 1941 г. в Пинске был создан юденрат, в основном списке сотрудников было указано 24 чел., в дополнительном – ещё 3 сотрудника.

4 августа 1941 г. в Пинске были арестованы 300 евреев. На следующий день было объявлено, что евреи-мужчины в возрасте от 16 до 60 лет, кроме врачей, ремесленников и рабочих предприятий, должны собраться на железнодорожной станции, иначе заложники будут расстреляны. Одновременно было издано распоряжение властей об организации принудительных работ для еврейского населения. Собравшимся на вокзале объявили, что они будут отправлены для ремонта железной дороги. Людей построили в колоны и направили в сторону д. Посеничи (7 км от г. Пинска), где заранее были подготовлены ямы и оцепление. Группа мужчин, увидев пулемёты, предприняла неудачную попытку спастись бегством. Раздетых людей заставляли партиями по 100 человек в спускаться ямы и расстреливали.

В ночь на 6 августа в г. Пинске была проведена облава. Около 300 мужчин-евреев было отправлено с лопатами и мотыгами, чтобы привести в порядок место захоронения, после чего их также расстреляли.

7 августа 1941 г. в г. Пинске была организована массовая облава с участием местных полицейских, во время которой происходили убийства и грабежи. Задержанных мужчин группами отправляли в сторону д. Козляковичи (1-2 км от г. Пинска), где производился расстрел.

Проведение августовских акций уничтожения мужчин-евреев в Пинске координировала специальная группа в составе 18 человек, присланная из г. Люблина командующим полиции безопасности и СД Кракова д-ром Шонгартом по просьбе командира айнзацгруппы В А. Небе. Массовые расстрелы производили сотрудники СС. Количество погибших в ходе массовых расстрелов этого периода в г. Пинске в научной литературе оценивается от 4 500 до 11 000 чел. Согласно последним данным, всего в начале августа 1941 г. возле дд. Посеничи и Козляковичи было расстреляно не менее 5 300 пинских евреев (65 % еврейского мужского населения города). В эти дни погибли некоторое члены юденрата, в том числе бывший директор пинской гимназии «Тарбут» Давид Альпер. В отчёте айнзацкоманды необходимость проведения акции в г. Пинске объяснялась обнаружением убитого евреями полицейского и попыткой со стороны евреев города застрелить ещё одного служащего полиции.

11 августа 1941 г. был издан приказ ортскомендатуры г. Пинска о запрещении евреям менять местожительство. Вместе с тем в г. Пинск по специальным разрешениям прибывали евреи, оказавшиеся вдали от родного города до начала оккупации. Кроме того, проводилось переселение в Пинск евреев из окрестных деревень. В течение июля-октября 1941 г. в Пинск прибыло не менее 776 евреев, в том числе около 250 евреев из д. Иваники Пинского района.
До декабря 1941 г. была проведена регистрация еврейского населения г. Пинска, евреям выдавались удостоверения личности со штампом на обложке «Jude».

Председателем Пинского юденрата был 60-летний торговец Беньямин Бокштанский, но, по воспоминаниям, фактическим руководителем еврейского совета являлся его более молодой заместитель, бывший житель г. Данцига, хорошо владевший немецким языком торговец Мордух Минский. В составе Пинского юденрата работали отделы, во главе которых находились ответственные лица: отдел труда (П. Иливицкий), административно-хозяйственный отдел (Э. Файнброн), финансовый отдел (А. Мешель), консультационный (юридический) отдел (С. Лурье), отдел опеки (А. Чечик-Голинкер), отдел статистики и регистрации (А. Тенненбаум), агрономический отдел (Е. Эпштейн), отдел гражданского состояния (М. Костелянец), похоронное бюро (С. Гериновский), арбитражная комиссия (Э. Эльштейн). Для технического обеспечения работы отделов юденрата была создана канцелярия, в которой работало не менее 70 женщин.

Оккупационные власти провели несколько контрибуций в виде денежных сборов и изъятия ценностей (золотых монет царской чеканки, ювелирных изделий, мехов, добротных носильных вещей) у еврейского населения города. По некоторым данным, в общей сложности еврейская община Пинска должна была сдать 256 килограммов золота, удалось собрать около 120 кг золота и серебра.

Сокрытие ценных вещей влекло за собой казнь хозяина и его семьи. Документально подтверждено, что 9 апреля 1942 г. были повешены супруги Борух-Хаим и Хана Ашпизы, супруги Ошер и Эстера Сидлики. На следующий день – 10 апреля 1942 г. – Нота Мельник, Хаша Рубаха, Сара-Ривка Ласовская и Дыня Варшавская. Регулярно в Пинский юденрат присылались подробные списки, содержащие перечни вещей, подлежащих передаче властям, необходимых для обеспечения и обустройства военных частей и гражданских учреждений (мебель, посуда, домашняя утварь, постельные принадлежности, одежда, моющие средства и пр.).

Одним из методов ограбления еврейского населения Пинска являлось введение системы штрафов, деньги взимались за несоблюдение правил поведения для евреев в городе (выход на улицу без еврейских латок и документов, хождение по тротуарам, появление в общественных местах, посещение арийских магазинов и т.д.), нарушение режима принудительных работ и санитарных норм. Согласно циркуляра генерального комиссара округа «Волынь-Подолия» от 21.10.41 г., евреи Пинска облагались подушным налогом в размере 10 рублей с «головы». По распоряжению окружного комиссара Пинска с января по апрель 1942 г. налог был увеличен до 15 рублей с человека.

С 5 ноября 1941 г. 20 % от заработной платы евреев подлежало передаче в фонд окружного комиссариата. Однако реальные вычеты начались с марта 1942 г. Кроме этого, еврейское население не освобождалось от уплаты остальных общих налогов: подоходного, промышленного, налога с оборота, квартирной платы, налога со строений и т. д.

Трудоспособные пинские евреи (мужчины в возрасте от 14 до 60 лет, женщины в возрасте от 16 до 50 лет) обязаны были участвовать в принудительных работах по ремонту и восстановлению военных и гражданских объектов, строительстве деревянного моста через реку Пина, а также железнодорожного моста через реку Ясельду в Городищах, уборке улиц и помещений, расчистке снега, работах по благоустройству немецкого кладбища, ассенизационных работах, перевозках различных материалов.

По данным на 25 января 1942 г., в г. Пинске проживало 18 017 евреев, в том числе 11 911 жен. (66,2 %) и 6 106 муж. (33,8 %), причём после массовых расстрелов мужчин в августе 1941 г. половину еврейского мужского населения составляли дети и подростки младше 14 лет. К категории трудоспособных было отнесено 9 056 человек (50,2 %), на иждивении работающих находилось 8 961 человек (49,8 %). Трудоспособное население распределялось следующим образом: 1 982 чел. были заняты работой на промышленных предприятиях и в городских учреждениях (11 % еврейского населения), собственные мастерские содержали 291 чел. (1,6 %), остальные 6 783 чел. периодически призывались на работу юденратом (37,6 %). Дети – мальчики до 14 лет и девочки до 16 лет – составляли 34,4 % населения (6 209 чел.); пожилые люди – мужчины старше 60 лет и женщины старше 50 лет – 14,2 % еврейского населения (2 562 чел.). Кроме того, в г. Пинске насчитывалось 190 человек хронически больных и инвалидов (1 % всего населения). Большая часть трудоспособных мужчин-евреев была занята в промышленном производстве и работе в городских учреждениях (квалифицированные рабочие) – 1 613 чел. (26 % мужского еврейского населения или 81,3 % от общей численности всех входящих в данную категорию). В жилищном, техническом, транспортном и хозяйственном отделах Пинского городского управления работали 228 евреев. На кожевенной фабрике г. Пинска евреи составляли 60,8 % рабочих (45 чел.), на спичечной фабрике – 40,6 % (170 муж. и 31 жен.). Основная масса еврейских женщин была занята на принудительных работах – 5 985 чел. или 50,2 % всех женщин (женщины составляли 88,2 % занятых на принудительных работах).

В первые месяцы оккупации для еврейского населения г. Пинска были установлены ежедневные нормы выдачи хлеба – 200 г на взрослого и 150 г на ребёнка. 17 ноября 1941 г. руководитель отдела снабжения и сельского хозяйства Пинского окружного комиссариата Штрауб издал распоряжение, регламентирующее вопросы обеспечения продовольствием пинских евреев. С этого времени вводились запреты на участие евреев в покупке и обмене продуктов в арийских магазинах, рынках и у частных лиц. Категорически запрещалось спекулировать и просить милостыню у нееврейского населения. С декабря 1941 г. нормы продовольственного снабжения евреев Пинска были уменьшены: обычный рацион составлял 100 г хлеба, 140 г крупы и 35 г жира в день, рабочие дополнительно ежедневно получали 100 г хлеба. В начале 1942 г. хлебная норма для взрослых евреев после ходатайств юденрата была увеличена до 150 г в день.

С декабря 1941 г. в городе работали 6 пекарен, из них 3 обслуживали еврейское население (владельцы Л. Каган, Р. Колодная, Х. Гохштейн).На балансе Пинского юденрата находились общественная столовая, детский дом (в декабре 1941 г. здесь содержался 81 ребёнок), больница, поликлиника, санпропускник, аптека, баня, похоронное бюро, кладбище.

Еврейская больница (ул. Завальная, 9) была рассчитана на 100 коек. Её главой был назначен доктор Лейзер Якобсон. Медицинский и рабочий персонал больницы насчитывал 62 человека. Здесь обслуживали больных со всего Пинского округа. Директором еврейской поликлиники (ул. Продольная, 3) являлся доктор Шмуель Лев, под его началом работало 57 человек. Заведующим еврейской аптеки (ул. Альбрехтовская-56) был Филипп Вайнбергер.

16 октября 1941 г. была проведена первая чистка медико-санитарных учреждений: увольнение евреев из химико-бактериологической лаборатории, санитарной станции, изолятора для психических больных и аптечной базы.

Благодаря медико-санитарным мероприятиям, эпидемиологическая ситуация в г. Пинске длительное время не выходила из-под контроля: до создания гетто среди еврейского населения города были зарегистрированы 1 случай сыпного тифа, 12 – брюшного тифа и 23 – дизентерии. Но в этот период уже заметной стала тенденция увеличения заболеваемости и смертности среди евреев. По официальным данным оккупационных властей, за период с сентября 1941 г. до мая 1942 г. в Пинске была зарегистрирована смерть 243 евреев. В январе 1942 г. умерли старейшие и уважаемые пинские раввины Борух Эпштейн и Арон Валкин. Значительную часть среди умерших составляли дети. До создания гетто умерло более 50 детей в возрасте до 14 лет, в том числе 35 детей 1941 и 1942 годов рождения.

Начальником еврейской полиции г. Пинска, в составе которой насчитывалось 12 сотрудников, являлся бывший бухгалтер Ошер Фельдлайт. После создания гетто численность еврейской полиции была увеличена до 50 человек, а начальником после смерти О. Фельдлайта в июне 1942 г. был назначен сначала Гольдберг, а затем Эльштейн.

Религиозная жизнь еврейской общины была полностью дезорганизована: соблюдение культовых обрядов было запрещено (богослужения и ритуальный убой скота). Еврейские кладбища осквернялись, по ним прокладывали новые улицы, синагоги использовались оккупационными властями для хозяйственных нужд. По воспоминаниям переживших Холокост, в гетто действовали несколько синагог и молельных домов, большим авторитетом среди верующих пользовался раввин А. Перлов.

18 сентября 1941 г. при Пинском городском управлении была создана специальная комиссия по подготовке организации гетто. О создании гетто было объявлено 30 апреля 1942 г. На протяжении апреля еврейское население г. Пинска увеличилось на 697 человек. Основную массу среди прибывших из деревень Пинского района Жидче, Колбы, Кончицы, Парохонска, Потаповичей составляли женщины (43,1 %) и дети (31,1 %).К 16 часам 1 мая 1942 г. завершилось переселение в гетто тех пинских евреев, чьи дома оказались за его пределами (не менее 7 тыс. чел.). Согласно приказу, они оставляли в домах всё своё имущество: с собой разрешалось брать 2 пары белья, 2 комплекта одежды (рабочую и выходную), необходимую кухонную утварь.

Созданное гетто курировал заместитель окружного комиссара Альфред Эбнер. Гетто занимало несколько кварталов, огороженных колючей проволокой 3-хметровой высоты, и охранявшихся полицейскими. Границы гетто проходили по улицам Завальная, Альбрехтовская, Логишинская, Теодоровская (современные улицы Завальная, Кирова, Первомайская, Гоголя, Партизанская).

По данным на 1 мая 1942 г., в Пинском гетто находились 18 644 чел., женщины составляли 50 % узников, мужчины – 18 %, дети младше 14 лет – 32 %. Население гетто размещалось в 446 домах. На каждого жителя гетто приходилось 1,5 кв. м жилой площади, в среднем в каждом доме проживало свыше 40 человек. Территория гетто была отключена от общегородской электрической сети.

Евреи представляли для оккупационных властей значительный трудовой резерв. 818 евреев работали на предприятиях города: на судоверфи, кожевенной, спичечной, фанерной, колбасной фабриках и городской бойне. 10 870 евреев (3 228 мужчин и 7 642 женщины) использовались на постоянной и временной работах. Каждый трудоспособный еврей обязан был 2 дня в неделю принимать участие в принудительных работах. Большинство евреев-ремесленников после создания гетто отказались от патента. Мастерские по пошиву обуви, одежды, головных уборов, парикмахерские и часовые мастерские продолжали держать только 27мастеров, ещё 29 специалистов занимались ремеслом в свободное от принудительных работ время.

Летом 1942 г. подушный налог на еврейское население г. Пинска был увеличен с 10 до 12 рублей в месяц.

По приказу заместителя окружного комиссара А. Эбнера в начале июля 1942 г. (предположительно 3 июля) около 40 инвалидов и душевнобольных, в том числе пациенты еврейской больницы, были вывезены за город и расстреляны возле д. Козляковичи.

Узники гетто страдали от голода. Люди пытались найти источники заработка, поддерживали нелегальные контакты с нееврейским населением, меняя вещи на продукты. Летом 1942 г. режим входа и выхода из гетто был ужесточён. Был издан приказ, по которому запрещалось подходить к ограждению гетто ближе, чем на три метра, находящимся в «зоне риска» угрожал расстрел. Задержанных с продуктами при входе в гетто расстреливали на месте. В журнале регистрации умерших жителей г. Пинска за период с 30 мая по 31 августа 1942 г. в качестве причины смерти 27 евреев указано огнестрельное ранение (среди погибших от огнестрельных ран за этот период 8 детей и подростков в возрасте от 6 до 15 лет).

Летом 1942 г. прошла волна увольнений евреев из аптек г. Пинска. Проносить в гетто лекарства было запрещено. Систематическое недоедание, напряжённый изнурительный труд, перенаселение, недостаток качественной питьевой воды, холод, неудовлетворительные ассенизационные условия привели к тому, что среди еврейского населения участились случаи заболеваний дизентерией, дифтерией, брюшным и сыпным тифом. По неполным официальным данным, за период существования Пинского гетто с мая по октябрь 1942 г. умерло 548 евреев, из них 166 детей (85 мальчиков и 81 девочка). Особенно высокой была смертность среди детей в возрасте до трёх лет. За время существования гетто умерло 24 ребёнка 1940 года рождения, 73 ребёнка 1941 года рождения и 23 ребёнка 1942 года рождения. Пик смертности в гетто приходится на октябрь 1942 г., когда была зарегистрирована смерть 165 евреев.

Смертность среди еврейского населения города на протяжении мая-октября 1942 г. была в среднем в 4,3 раза выше, чем среди жителей других национальностей. Максимальной эта разница была в августе 1942 г., когда смертность среди евреев в 10,8 раза превысила смертность среди нееврейского населения: в то время, как среди нееврейского населения умирал 1 человек из 1.303, среди евреев – 1 из 122.

В Пинском гетто было создано несколько подпольных организаций, в состав которых входила в основном молодёжь. Группа под руководством доктора Эдварда Прагера готовилась совершить побег из гетто, разыскать склад оружия и создать партизанский отряд. В группе, во главе которой стоял Лёлек Слуцкий, находилось 50 человек. Подполье поддерживало контакты с членами юденрата и еврейской полиции и разрабатывало план поджога города накануне уничтожения гетто.

Во второй половине октября 1942 г. в районе бывшего аэродрома в урочище Добрая Воля жители д. Оснежицы по приказу властей участвовали в подготовке девяти глубоких рвов. Чтобы успокоить встревоженное еврейское население Пинска, А. Эбнер разъяснил, что ямы предназначены для хранения цистерн с горючим и прокладывания труб для переливания топлива из машин в цистерны. В целях предупреждения панических настроений в гетто оккупационные власти пообещали увеличить продовольственные нормы для рабочих, прекратить обыски у ворот гетто и выделить участки земли для еврейского населения под огороды.

27 октября 1942 года рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер лично отдал приказ о ликвидации Пинского гетто, последнего крупного гетто на территории рейхскомиссариата «Украина». По словам Гиммлера, Пинское гетто являлось центром «бандитского движения» в районе Припятских болот. В приказе отмечалось, что в случае производственной необходимости в Пинске допускается оставить трудовой лагерь для 1 000 еврейских рабочих-мужчин.

28 октября в Пинске состоялось совещание по вопросу ликвидации гетто. Операцией руководил командир 15-го полицейского полка полковник Э. Курске. В акции участвовали 2-й батальон, 2-й кавалерийский дивизион (наружное оцепление гетто), 10-я рота 3-го батальона, 11-я рота 11-го полицейского полка (прочесывание территории гетто). Было предусмотрено обеспечение охраны сборного пункта, конвоирование к месту казни и его оцепление.

Утром 29 октября 1942 г. началась ликвидация Пинского гетто. Людей выгоняли из домов, строили в колонны и под охраной вели к месту казни. Многие евреи – старики, пациенты больницы и те, кто отказывался выполнять приказы – были расстреляны на месте или на Каролинском кладбище на территории гетто.

Акция по ликвидации Пинского гетто длилась 4 дня и была завершена 1 ноября. Во время расстрелов группа евреев в составе 150 человек прорвалась через оцепление, части из них удалось уйти на несколько километров от места казни, но большинство были найдены и казнены. В ходе прочёсывания гетто было обнаружено большое количество схронов, в которых прятались еврейские семьи: на чердаках, в подвалах, в хорошо замаскированных ямах во дворах. Интенсивные поиски уцелевших евреев продолжались до 10 ноября 1942 г. В живых было оставлено только 150 ремесленников, которые были помещены в «малое гетто» – 11 домов, огороженных колючей проволокой. 23 декабря 1942 г. все узники «малого гетто» были расстреляны.

В конце 1942 г. – на протяжении 1943 г. происходили грабежи и вывоз еврейского имущества из гетто. Бывшие еврейские дома были заселены беженцами со Смоленщины и др. восточных областей. Розыск и уничтожение пинских евреев, которым удалось спастись, продолжались до освобождения г. Пинска. По неполным данным, пережить Холокост удалось 42 пинских евреев – многие из них стали бойцами партизанских отрядов, другие спаслись благодаря помощи местных жителей. Барбара Билицкая (урожд. Михейская) спасла Арье-Лейба и Цилю Долинко, Юлиан и Мария Касперовичи, жители д. Гривковичи Пинского р-на, спасли Ошера Сошника, его отца, Пинкаса Фельдмана. За спасение пинских евреев звание «Праведник народов мира» было присвоено супругам Марии и Константину Комар, помогавшим Дине Пэскер (Галине Шавель), матери и дочери Александре и Нине Догмацким за спасение семьи Шенберг и Семы Елинского, супругам Владимиру и Донье Дергач и их дочери Марии Громыко за спасение Саши (Иешуа) Найдича. Широкую известность приобрела история спасения немецким служащим Гюнтером Крулем пинчанина Ерухима-Фишеля Рабинова (Петра Рабцевича). В 1999 г. Г. Крулю было присвоено звание праведника (посмертно).

Перед отступлением весной 1944 г. в урочище Добрая Воля оккупационные власти провели работы по сжиганию трупов и маскировке места массовых расстрелов еврейского населения г. Пинска.

4 июля 1944 г. г. Пинск был освобождён советскими войсками.

АРХЕОЛОГИЯПрямая ссылка для этого абзацаВернуться назад к содержаниюВернуться назад к содержанию

Наиболее ранние материалы археологических исследований г. Пинска относятся к XI в. Выявлены остатки древней застройки города и уникальные предметы: каменный образок Иисуса Христа Эммануила и шиферное пряслице с кирилличной надписью «NACTACHNO ПРАСЛЕNE».

По мнению специалистов, археологический комплекс (городище и селище) в д. Городище, которое размещено в 12 км на северо-восток от Пинска – это древний Пинск. Здесь люди жили со времен финального палеолита (ок. 7 тыс. до н.э.). Поздней, сменяя друг друга, тут селились представители эпохи бронзы, железного века, в VIII в. сюда пришли славянские племена.

ГРАДОСТРОИТЕЛЬСТВОПрямая ссылка для этого абзацаВернуться назад к содержаниюВернуться назад к содержанию

Радиально-полукольцевую схему планировки Пинска обусловило его размещение на левом берегу р. Припять, в месте впадения в нее р. Пины. Город в основном развивался в западном, северном и восточном направлении.

На месте бывшего городища появился деревянный замок, который служил главной архитектурной и планировочной доминантой города. Продолжительность укреплений замка с мощными дубовыми стенами, валом и рвом составляла 435 м. В XVI в. замок уже не являлся резиденцией князей и был заселен мещанами, шляхтой и духовенством. На территории замка размещался главный пинский храм – кафедральный Дмитриевский собор и деревянная Афанасьевская церковь.

С юга замок примыкал к Припяти, въезд в замок находился с северной стороны. Возле въезда размещалась торговая площадь – Старый рынок, где сходились главные улицы города. В XVII в. деревянный замок пришел в упадок. Функции главной пинской цитадели перешли к построенному в к. XVII в. в предместье города Каролин бастионного замка, который являл собой образец новоитальянской фортификационной системы. Роль городской планировочной доминанты перешла к торговой площади. Тут были построены иезуитский коллегиум и ратуша, размещались торговые ряды с магазинами, дома состоятельных мещан, духовенства и шляхты.

ПАМЯТНИКИ СТРОИТЕЛЬСТВА И АРХИТЕКТУРЫ (только существующие объекты)Прямая ссылка для этого абзацаВернуться назад к содержаниюВернуться назад к содержанию

Современная Пинская синагога (ул. Иркутско-Пинской дивизии) – это бывший молитвенный дом раввинов Перловых (Карлинских). С 1841 до 1901 г. здание было деревянным, а после пожара в начале ХХ века его отстроили из кирпича. Здесь в марте 1941 г.  проходил нелегальный съезд раввинов Западной Белоруссии и Западной Украины.

На ул. Советской (ранее – Бернардинская) сохранилась перестроенная иешива. Здесь находился последний юденрат.

Здание спичечной фабрики “Прогресс – Вулкан” (ул. Брестская), основанной в 1892 г. Луи Гершманом. После пожара 1907 г. фабрику выкупил и восстановил австрийский фабрикант Иосиф Гальперин (Гальперн).

На улице Чуклая (бывшей Водопроводной) здание фанерной фабрики Лурье. Ее история началась в 1880 году как фабрики гвоздей и сапожных шпилек.

Городской кинотеатр «Казино» (совр. Полесский драматический театр) – построен в 1911 г. на 380 зрительских мест, владелец – Давид Лейбович Боярский.

Дворец Бутримовича (1784 г.) – памятник, сочетающий черты барокко и классицизма.

Здание бывшего Азовско-Донского банка (ул. Заслонова) – построено в нач. ХХ в. в стиле модерн. В 1920-1930-е годы здесь размещался магистрат.
Иезуитский коллегиум (1675 г.)

Костел Карла Баромея (1782 г.)

Пинская гимназия (1858 г.). На фасаде гимназии Мемориальная доска в честь знаменитого выпускника Хаима Вейцмана – первого президента Израиля.

Пинская еврейская больница (ул. Завальная) – 2-я пол. XIX в.

Францисканский костел (костел Успения Девы Марии) - архитектурный памятник XVI - XVIII веков в стиле барокко.

МЕСТА ПАМЯТИПрямая ссылка для этого абзацаВернуться назад к содержаниюВернуться назад к содержанию

Памятники жертвам нацизма, открытые в 1960-80-е годы, не отражали тему Холокоста. Типичным примером может служить стела, установленная в 1964 г. в сквере возле пинского аэропорта недалеко от места массовых расстрелов еврейского населения осенью 1942 г. Надпись на обелиске увековечивала память о 30 тысячах погибших советских граждан – упоминания о том, что большинство составляли евреи, не было.

В начале 1990-х годов благодаря помощи израильского землячества пинских евреев появились новые памятные знаки, увековечившие память жертв Холокоста.

В 1992 г. недалеко от д. Посеничи возле дороги Пинск–Логишин на месте захоронения жертв массовых расстрелов в начале августа 1941 г. был установлен памятный знак (реконструирован в 1998 г.). В этом же году были установлены мемориальные знаки на месте расстрелов пинских евреев в г. Пинске по ул. Крайней (район бывшей д. Козляковичи) и по ул. Пушкина, где находилось еврейское Каролинское кладбище (реконструированы в 2005-2006 гг.). 14 июля 1993 г. в урочище Добрая Воля был открыт памятник, посвященный погибшим узникам пинского гетто (скульптор А. Борзенников). В 2003 г. были украдены мемориальные доски, установленные возле памятника, а в марте 2005 г. вандалы обезобразили тексты восстановленных плит изображением свастики.

НЕМАТЕРИАЛЬНЫЕ ЦЕННОСТИПрямая ссылка для этого абзацаВернуться назад к содержаниюВернуться назад к содержанию

Пинск является местом рождения:

Фельдман Борис Миронович (1890 – 1937) – начальник Штаба войск Ленинградского военного округа, член Военного совета при Наркоме обороны СССР, обвиненный по сфабрикованному против Тухачевского, Якира и других военачальников “делу военных”. Комкор Б. Е. Фельдман был расстрелян в 1937 году. Определением Военной коллегии от 31 января 1957 г. реабилитирован.

Шенберг Исаак (1880 – 1963) – изобретатель английской системы телевидения. Удостоен титула лорда английской королевой.

Мошковский Шабсай Давидович (1895-1982) – советский ученый инфекционист и эпидемиолог. Более 350 научных работ в области тропической медицины. Доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент Академии медицинских наук СССР (1946). Являлся экспертом Всемирной организации здравоохранения.

Мошковский Михаил Давыдович (1908 – 2002) – советский ученый, академик РАМН, один из основоположников отечественной фармакологии, выдающийся специалист в области создания, классификации и описания лекарственных средств и фармакотерапии; автор многократно переиздававшегося труда «Лекарственные средства (пособие по фармакотерапии для врачей)».

Мошковский Яков Давидович (1905-1939) – советский летчик и парашютист, майор. Один из пионеров парашютного спорта, совершивший более 500 прыжков с парашютом.

Беркович Шая Иосифович (1918–1942) – секретарь Пинского подпольного обкома ЛКСМБ и Пинского подпольного горкома ЛКСМБ, один из организаторов и руководителей комсомольско-молодежного подполья и партизанского движения на территории Пинской области. Погиб в бою с фашистами 31 декабря 1942 г., похоронен в братской могиле в деревне Молотковичи Пинского района.

МУЗЕИ. АРХИВЫ. БИБЛИОТЕКИ. ЧАСТНЫЕ КОЛЛЕКЦИИПрямая ссылка для этого абзацаВернуться назад к содержаниюВернуться назад к содержанию

Музей белорусского Полесья (пл. Ленина, 22). Музей в Пинске основан в 1926 г. Сегодня музей размещается в здании иезуитского коллегиума. В музее работают временные экспозиции: “История Пинщины”, “Природа Полесья”, “Пинщина в годы Великой Отечественной войны”, “Русское искусство XIX - XX вв.”, “Портретная живопись XVIII - XIX вв.”, “Белорусская живопись 1950 - 1980-х гг.”, “Промыслы и ремёсла Полесья”, “Городской быт начала XX в.”, галерея партизанской славы. В фондах музея на 01.07.2012 г. насчитывалось 66783 единицы основного фонда и 15696 единиц научно-вспомогательного.
В Пинске действует 9 библиотек.

ИСТОЧНИКИПрямая ссылка для этого абзацаВернуться назад к содержаниюВернуться назад к содержанию

Краткая еврейская энциклопедия. Т.6. Иерусалим, 1992. С. 489, 490.

Еврейские хроники XVII столетия: эпоха «хмельничины». М., Иерусалим: Гешарим, 1997. – С. 112-113.

Бершадский С.А. Документы и регестры к истории литовских евреев. Т.1. Спб., 1882. С.67-68.

Копысский З.Ю. Экономическое развитие городов Белоруссии в XVI– первой половине XVII в. – Минск, 1966. – С. 22.

Гісторыя Пінска. Ад старажытнасці да сучаснасці: да 915-й гадавіны з першага летапіснага ўпамінання / А.М. Літвін [і інш.]. – Мінск : Выш. шк., 2012. – С. 71, 86, 91, 128, 137,. 148, 152, 167, 175, 178, 184, 192, 258, 273, 330, 335, 401, 409, 420, 452.

Розенблат Е.С., Еленская И.Э., Мемуары Якова Элиасберга / Е.С. Розенблат, И.Э. Еленская // Диаспоры. Независимый научный журнал. – Москва. – 2005. – № 4. – С. 37–59.

Мемуары Якова Элиасберга (окончание) / Публикация, научн. комментарии Розенблата Е., Еленской И. // Диаспоры. Независимый научный журнал. – Москва. – 2007. – № 1–2. – С. 186–216.

Розенблат Е., Еленская И. Пинские евреи. 1941-1944 / Е. Розенблат, И. Еленская. – Брест, 1997. – 312 с.

ЯленскаяІ.Э. Акупацыйны рэжым /I.Э. Яленская // Памяць: Гiст.-дакум. хронiка Пiнскага раёна. – Мн.: БЕЛТА, 2003. – С. 227–237, 561, 567, 587.

Розенблат Е.С., Еленская И.Э. Холокост на Пинщине / Е.С. Розенблат, И.Э. Еленская. – Пинск, 2007. – С. 3–12, 26–47, 59–73.

Яленская І.Э. Акупацыйны рэжым / I.Э. Яленская// Гісторыя Пінска. Ад старажытнасці да сучаснасці: да 915-й гадавіны з першага летапіснага ўпамінання / А.М. Літвін [і інш.]. – Мінск : Выш. шк., 2012. – С. 477–487.

Яленская І.Э. Пінскае гета / I.Э. Яленская // Гісторыя Пінска. Ад старажытнасці да сучаснасці: да 915-й гадавіны з першага летапіснага ўпамінання / А.М. Літвін [і інш.]. – Мінск : Выш. шк., 2012. – С. 487–496.

Яленская I. Акупацыя. Акупацыйны рэжым. 1941-1944 гг. / I. Яленская // Памяць: Гiст.-дакум. хронiка Пiнска / Арганiз.-метад. Цэнтр па выданнi гiст.-дакум. хронiк памяцьДзярж. камiтэта РБ па друку; Рэдкал.: Г.К. Кiселёý (гал. рэд.) iiнш. – Мiнск : БЕЛТА, 1998. – С. 246–259.

Розенблат Е., Еленская И. Пинск/ Е. Розенблат, И. Еленская // Холокост на территории СССР: энциклопедия / гл. ред. И.А. Альтман. – М. : РОССПЭН: Научно-просветительский центр «Холокост», 2009. – 1143 с. – 747–751.

Книга погромов. Погромы на Украине, в Белоруссии и европейской части России в период Гражданской войны. 1918-1922 гг.: Сборник документов / Отв. ред. Л.Б. Милякова, отв. сост. Розенблат Е.С., Еленская И.Э. (Белоруссия). – Москва : „Российская политическая энциклопедия” (РОССПЭН), 2006. – 1032 с.

Черушев Н.С., Черушев Ю.Н. Расстрелянная элита РККА (командармы 1-го и 2-го рангов, комкоры, комдивы и им равные). 1937-1941. Биографический словарь. М., 2012, с. 119-120.

Государственный архив Брестской области (далее ГАБО). Ф. 7581 «П». Оп. 1. Д. 209. Л. 15; Д. 25. Л. 81; Д. 27. Л. 12; оп. 2. Д. 1148. Л. 66-72; ф. 2120, оп. 1, д.39, л.34.

Зональный государственный архив в г. Пинске (ЗГАП), ф. 118, оп. 1, д. 9, л. 42, 50; д. 5, л. 29; д.59 а, л.143, 147, 148, 152.

Wydarzeniailosyludzkie. Rok 1939. “ZachodniaBiałoruś” 17.IX.1939 – 22.VI.1941. Т. 1. S. 276, 339, 340.

Государственный архив Российской Федерации (далее ГАРФ), ф. 704, оп. 90, д. 24, л. 8, 8 об., 12, 89.

Boneh N. (Mular) The Holocaust and the Revolt. Offprint from the book «Pinsk», vol. 1, part.2. Tel-Aviv, 1977. P.106, 109, 118, 119, 120.

Dean M. The Holocaust in the Eyes of Homo Sovieticus: A Survey of Collaboration in the Holocaust. Crimes of the local police in Belarussia and Ukraine, 1941-44. London, 2000. P. 34, 35.

Gerlach Ch. KalkulierteMorde. Die deutsche Wirtschafts-und Vernichtungspolitik in Weiβrussland 1941 bis 1944. – Hamburg, 1999. S. 220, 541, 563.

Арад И. Холокаст. Катастрофаевропейскогоеврейства (1933-1945). Сборникстатей. Иерусалим, 1990. С. 68.

Cholawski Sh. The Jews of Bielorussia during World War II. – Amsterdam, 1998. P. 70.

Fatal-Knaani T. The Jews of Pinsk, 1939-1943. Through the Prism of New Documentation // Yad Vashem Studies XXIX / Ed. David Silberklang. – Jerusalem, 2001. P. 162-163.

Jews in Eastern Poland and the USSR, 1939-46 / Ed. N. Davies and A. Polonsky. London, 1991. P.134.

Праведники народов мира Беларуси / Сост. И.П. Герасимова, А.Л. Шульман. – Мн., 2004. – С. 15, 130.

Вырваны з агню. Гiсторыя Пятра Рувiнавiча Рабцэвiча з Пiнска. Выдадзеная i апрацаваная Вернерам Мюлерам. Мн., 2002.

Ботвинник М. Памятники геноцида на территории Брестчины // Евреи Беларуси: История и культура: Сб. науч. тр. – Вып. 5. – Мн., 2000. – С. 180-181.

ГАБО. Ф. 1. Оп. 9, Д. 1183; Ф. 59. Оп. 2. Д. 1278; Оп. 4. Д. 1524; Ф. 2005. Оп. 1. Д. 133. Л. 70. 71.

Карта

Рекомендуемое

Фотографии

Ключовые слова