Маршруты по штетлам. Объекты еврейского культурного наследия в трансграничном туризме

Маршруты по штетлам. Объекты еврейского культурного наследия в трансграничном туризме

Театр NN

Слоним - Карта Историко-Культурного Наследия

Слоним, город, районный центр Гродненской обл., Республика Беларусь.

Слоним, центр города
Слоним, центр города (Фотограф: ; )

ИСТОРИКО-ПРИРОДНЫЙ ЛАНДШАФТ

סלאָנים [иврит], סלונים Слонім [бел.],

[идиш], Słonim [польск.], Dramblys [лит.], Слоним [руск.]

 

Слоним расположен на слиянии рек Щара и Исса, в 195 км к юго-западу от Минска и в 143 км юго-восточнее Гродно. В 10 км от Слонима находится Жировичский православный монастырь. Железнодорожная станция располагается на пути между Барановичами и Волковыском. По данным на 1 января 2013 г. население составило 48 977 чел.

Географические координаты: 53°05′ с. ш. 25°19′ в. д. (G) (O) (Я)

ИСТОРИЯ

Слоним возник на землях в период раннего средневековья заселенных восточнославянским племенем дреговичей. Удачное размещение на берегах реки Щары превратило его в центр с развитыми ремеслом и торговлей.

Первое летописное упоминание о Слониме относится к 1040 г. и связывается с борьбой древнерусского князя Ярослава Владимировича против литовцев, проживавших по соседству с дреговичами. В польской летописи отмечается, что князь Ярослав Владимирович в 1040 г. одержал победу над литовцами и обязал их платить дань.

В русских летописях первое упоминание о Слониме относится к середине 13 века, когда галицкий князь Даниил Романович в 1252 г. против литовцев «брата си посла на Волковыеск, а сына на Услоним». Название Слонима, вероятно, происходит от старославянского «услона», «вслона» – заграда, барьер, укрепление.

С середины 13 в. в составе Великого княжества Литовского. 15 июля 1410 г. Слонимская хоругвь (полк) участвовала в победной Грюнвальской битве против крестоносцев. В последующие годы Слоним динамично развивался. С 1507 по 1795 год Слоним являлся центром уезда и находился в составе Новогрудского воеводства. В 1531 г. получил магдебургское право. В 1586 г. слонимским старостой стал Лев Сапега. Несмотря на важность занимаемых государственных постов в Великом княжестве Литовском (подканцлер, а затем канцлер ВКЛ), Лев Сапега уделял чрезвычайно большое внимание Слониму. В короткий срок из обыкновенного провинциального городка он превратился в важный политический центр княжества. Во время староства Льва Сапеги был значительно перестроен и благоустроен городской замок, расширены помещения архива и библиотеки, построен новый каменный призамковый дворец (названный дворцом Сапеги), где в 1597-1685 годах проходили предсеймовые  генеральные сеймики всего Великого княжества Литовского, куда съезжались послы и сенаторы воеводств. Здесь проводились также сеймики поветовые, на которых выбирались послы на сеймики генеральные и депутаты в трибуналы. Для приема большого количества вельмож Сапега построил рядом с замком дома для гостей, вымостил улицы и площадь, посадил сады, построил новые мосты. В 1595 году отстроил разрушенный в 1506 году единственный в городе католический костел (который возвышался на месте теперешнего костела св. Андрея). В 1591 г. слонимский староста Лев Сапега добился от польского короля и великого князя литовского Сигизмунта III Вазы подтверждения магдебурского права для Слонима. Тогда же был утвержден герб Слонима: золотой лев с двойным серебряным крестом со стрелкой на голубом поле. Не без помощи Льва Сапеги с 1605 года Слоним получил право склада, что обязывало купцов, которые провозили через город товары, останавливаться и торговать здесь. В том же году Лев Сапега основал в городе первый ткацкий цех.

Владельцем Слонима в дальнейшем стал подканцлер литовский Казимир Лев Сапега, затем – магнаты Огинские.

В 16–18 вв. Слоним – крупный торговый центр. Особую известность Слоним приобрел благодаря деятельности великого гетмана литовского Михаила Казимира Огинского. Он построил в Слониме несколько предприятий, по его инициативе и на его средства был построен канал, который соединил приток Припяти Ясельду со Щарой, в границах города рукав Щары был выровнен (1763-1783 гг.). Изменился облик города, появились торговые ряды, ратуша, был построен костел. С именем М.К. Огинского связана деятельность придворного театра, созданного около 1770 года. В нем работали профессиональные итальянские и польские оперные и драматические актеры, художники, крепостной хор и балет. Слонимский оркестр (капелла) являлся одним из самых больших придворных оркестров Европы того времени как по количеству исполнителей (53 чел.), так и по наличию музыкальных инструментов. Слоним стали называть «Паўночнымі Афінамі». Во дворце Огинского провел юные годы его племянник, автор полонеза «Прощание с Родиной» Михал Клеофас Огинский.

Первое упоминание о евреях в Слониме восходит к 1551 г., когда город был упомянут в списке еврейских общин, освобождённых от уплаты налога с еврейских домов – «серебщизны». В 1623 г. Литовский ваад отнёс Слоним к юрисдикции Брест -Литовского кагала, но уже в 1626 г. город был выделен в самостоятельную податную единицу, а позже стал центром округа (галиль), находившегося в зоне влияния Брест-Литовска.

В 1630-х гг., когда Слоним стал местом проведения генеральных сеймов Великого княжества Литовского, значение города и его общины значительно возросло. В 1642 г. здесь была построена большая каменная синагога в стиле барокко. В 1660 г. евреи Слонима пострадали в результате бесчинств, учинённых солдатами коронного гетмана С. Чарнецкого. В конце 17 в. – начале 18 в. жившие в городе евреи торговали лесом и пшеницей, занимались винокурением и различными ремёслами. В 18 в. магнаты Огинские привлекали в него купцов и ремесленников, в том числе и евреев. К 1766 г. численность еврейского населения города и его окрестностей достигла 1 154 человек, а в Слонимском уезде – 4 289 чел.

В пинкосе местного Бикур – Холим сохранилась запись, гласящая об установлении ежегодного поста в память пережитых 26-го Сивана 5524г. (17/18 июня 1764 г.) ужасов при приближении к городу неприятельских войск, от которых ожидали погрома; при этом упоминается сражение близ города между этими войсками и русским отрядом. Речь идёт о сражении между русскими войсками и польским ополчением князя Карла Радзивилла. Пост известен под названием «Среда недели Хуккат». Но уже вскоре пост был заменён сбором пожертвований в пользу больницы.

В 1795 г. Слоним вошёл в состав Российской империи, приобрел статус центра губернии, однако вскоре вследствие административно-территориальных реформ был преобразован в уездный центр.

В 19 веке численность общины города быстро росла: в 1797 г. здесь проживали 1 360 евреев и караимов, в 1847 г. – 5 700 евреев, в 1897 г. – 11 515 евреев. В 1880-е годы здесь насчитывалась 21 синагога, а перед Первой мировой войной работали десятки хедеров, четыре еврейских училища.

В 1882 г. в результате введения «Временных правил» в Слоним было выселено значительное число евреев из окрестных деревень. В 19 в. – начале 20 в. евреи Слонима занимались торговлей (лесом, мехами и шкурами), перевозками, деревообработкой, производством металлоизделий, обжигом кирпича, дублением кож; некоторые владели паровыми мельницами. Первая в городе текстильная фабрика была основана в 1826 г. еврейским предпринимателем; на ней работали 35 человек, в том числе 20 евреев. К концу 19 в. в Слониме открылось около 30 мелких фабрик; почти все они принадлежали евреям. К 1910 г. община города содержала 7 синагог, несколько молитвенных домов и хедеров, «Талмуд Тору»; работали 4 частные еврейских училища (2 мужских и 2 женских).

В середине 19 века в Слониме жил Аврахам бен Ицхак Вайнберг (1804 – 1883), основатель нового направления в хасидизме, положивший начало династии цадиков Слоним (Слонимер). Под её контролем оказалась иешива Слонима – одна из старейших и наиболее влиятельных в Литве и Беларуси.

В 1897 г. в Слониме был создан первый еврейский профсоюз, в 1902 – 1906 гг. возникли отделения Бунда, Поалей Цион и Сионистской социалистической рабочей партии. В 1905 – 1906 гг. в городе действовал совместный отряд самообороны еврейских социалистических партий. В 1913 г. еврейские рабочие города провели забастовку в знак протеста против дела Бейлиса.

В 1919-1939 гг. Слоним в составе Польши, центр Слонимского уезда Новогрудского воеводства. В 1921 г. в городе насчитывалось 6 917 евреев (71,7 % жителей). В 1921 – 1927 гг. в Слониме проживало 9643 человек.

В Слониме функционировали средние школы «Тарбут» с преподаванием на иврите, школы «ЦИШО» и религиозные школы «Тахкемоне» с преподаванием на идиш. Выходили «Унзер журнал» (1921 – 25 гг.) и газета «Слонимер ворт» (1926 – 39 гг.). Работали отделения всех политических партий, действовавших в 1930-х гг. в Польше. Значительным влиянием пользовались сионисты, лидеры которых в 1930-х гг. возглавляли общину. Недалеко от города располагалась учебная ферма Хе – Халуца.

В сентябре 1939 г. в Слоним введены войска Советского Союза.

С 15.01.1940 г. центр Слонимского района Барановичской области БССР.

После начала второй мировой войны в Слоним начали прибывать многочисленные беженцы из оккупированной германскими войсками Польши. По данным на 25 октября 1939 г., в Слониме находилось 2 000 беженцев. К концу 1939 г. 544 беженцев из Слонима были завербованы на работы в восточные области БССР. Однако к лету число беженцев в Слониме резко увеличилось. По данным на 24 июля 1940 г., в городе насчитывалось уже 12 тысяч беженцев, а по данным на 30 октября 1940 г. – 15 216 беженцев (большинство из них составляли евреи). Присутствие большого числа беженцев в городе создавало ряд проблем: среди беженцев только 2 642 чел. были трудоустроены, что составляло 34,7% трудоспособных беженцев. Местные власти могли предложить беженцам в основном физически тяжелую и низкооплачиваемую работу, что не соответствовало профессиональной структуре среди беженцев и не могло изменить их критического материального положения. Отказ беженцев устраиваться на работу расценивалось руководством НКВД г. Слонима как саботаж. Слонимских беженцев обвиняли в криминальных способах получения средств к существованию (спекуляции и воровстве). Жилищная ситуация для беженцев в городе была тяжелой. 3 370 беженцев проживали в коммунальных домах, 10 111 чел. – в частных домах в условиях большой скученности, 1 156 чел. – в синагогах (в слонимской синагоге по ул. Мостовой-16 проживало 29 семей и 13 одиночек – всего 141 чел.), в сараях – 227 чел., в подвалах – 24 семьи, в бывших лавках и ларьках – 201 чел. и без всякого жилья – 76 чел. Таким образом, 11,5 % всех беженцев, находившихся в Слониме, занимали непригодные для жилья помещения или не имели крыши над головой. Среди беженцев отмечались случаи тифа и педикулез. Синагоги, сараи, подвальные и полуподвальные помещения, торговые лавки, где проживали беженцы, характеризовались как грязные, неотапливаемые антисанитарные помещения, не снабжённые уборными и выгребными ямами. Беженцы спали на цементном полу, готовили еду на дворе. В конце июля 1940 г. начальник слонимского городского отдела НКВД БССР Толмачёв в специальной записке начальнику управления НКВД по Барановичской области предложил арестовать всех безработных беженцев-одиночек, а семейных беженцев выслать в отдалённые области СССР в спецссылку и заставить работать. В ходе проведенных депортаций численность беженцев в Слониме сократилась. Сразу же после установления советской власти началась планомерная ликвидация еврейских общинных и религиозных учреждений и политических организаций. 12 апреля 1940 г. НКВД депортировал в Сибирь около тысячи сионистов, а несколько месяцев спустя – активных деятелей Бунда. В ссылку были отправлены также такие известные в Слониме еврейские лидеры как доктор Шмуель Вейс, доктор Исаак Эфрос, вице-мэр Борис Пясецкий, Итче Сятицкий, Езерский, Гурвич, Дапковский.

Накануне вторжения германских войск на территорию СССР в Слониме проживало 22 тыс. евреев, что составляло 2/3 населения города.

Слоним был оккупирован 25/26 июня 1941 г. Согласно новому административно-территориальному делению, г. Слоним стал центром округа (гебита) в составе генерального округа «Белоруссия» рейхсткомиссариата «Остланд». Обязанности слонимского гебитскомиссара исполнял Герхарт Эррен, его заместитель штаблейтер Юнкер Дитрих Гик курировал отдел по еврейским делам. Бургомистром г. Слонима был назначен Александр Кислый.

Через две недели после начала оккупации евреям приказали носить на одежде желтые шестиконечные звезды Давида или желтую латку на груди и спине. Евреям запрещалось пользоваться городским общественным транспортом, ходить по тротуарам, появляться на рынке и в учреждениях, торговать, заниматься извозом и парикмахерским ремеслом.

Председателем юденрата был назначен 80-летний Вольф Берман (бывший директор банка, габай синагоги). В состав еврейского совета вошли Яков Гольдфарб, Моше Закгейм, Моше Якимовский, Трахтенберг, Иосиф-Мордехай Рипп, Карпл Рипп, Хомак, Ноах Мидц, Паюс, Яков Рабинович. Отдел труда в юденрате, который занимался организацией принудительных работ, возглавил Гершон Квинт. Начальником еврейской полиции был назначен Миша Лотц, его заместителем – Макс Рабинович. В составе полиции насчитывалось 30 чел., в основном беженцы из Польши.

Первая массовая акция уничтожения в г. Слониме была проведена 14 июля 1941 г. В 9 часов утра немцы оцепили часть города, начали выгонять мужчин-евреев средних лет и молодежь. Сначала их отправили, избивая по дороге, к городской площади, затем – к зданию городского театра. Мужчинам объявили, что их направят на работы. Людей вывезли на Петролевичскую гору (другие названия местности – Петролавская гора, Кривая гора, Петролевиц) в 7 км от Слонима возле д. Петролевичи 1, расстрел осуществляла айнзатцкоманда 8 и 1-я рота 316-го полицейского батальона. В ходе акции погибли некоторые члены юденрата и раввин Егуда Файн. В общей сложности по различным данным в этот день было расстреляно от 1 100 до 1 400 евреев. Некоторые источники называют более точное число расстрелянных – 1 255 чел.

После первой акции председателем юденрата стал Гершон Квинт, его заместителем – Макс Рабинович.

Еврейское население г. Слонима было поделено на 3 категории в зависимости от степени полезности с точки зрения оккупационных властей. К первой категории были отнесены служащие юденрата и еврейской полиции, еврейские медики и ремесленники, ко второй – все остальные трудоспособные евреи, к третьей – женщины, старики, инвалиды, люди с высшим образованием.

Евреи г. Слонима были заняты на принудительных работах в карьере по добыче камней, в качестве грузчиков на железнодорожной станции, вытаскивали из реки затонувшие бревна. Рабочий день продолжался 8 часов. Группы евреев отправлялись на работы под конвоем, руководителем каждой группы, как правило, назначался один из еврейских полицейских. Паек евреев, занятых на принудительных работах, состоял из 250 г хлеба, смешанного с бобами. Слонимские евреи иногда нанимали вместо себя на работу евреев из беженцев, которые испытывали большую нужду. Многие евреи имели постоянную работу в ремесленных мастерских. Члену юденрата Паюсу разрешили открыть небольшую текстильную фабрику, на которой работали евреи.

Для медицинского обслуживания еврейского населения в августе 1941 г. юденрат организовал еврейскую поликлинику (руководитель доктор Гаварин) и еврейскую больницу (руководитель – доктор Блюмович). Чтобы обеспечить медицинские учреждения самым необходимым, юденрат призвал жителей оказать посильную помощь, и слонимские евреи пожертвовали кровати, одежду, белье, постельные принадлежности.

Оккупационные власти объявили еврейскому населению приказ сдать запасы продовольствия. Были проведены рейды по еврейским домам и конфискованы продукты, количество которых превышало допустимую норму. Нарушившие приказ властей были расстреляны. После конфискации продовольствия было объявлено о сборе контрибуции – евреи Слонима должны были сдать 2 миллиона рублей. За счет проведенных конфискаций еврейского имущества было проведено снабжение немецких гражданских и военных учреждений мебелью и др. предметами быта. Конфискованные у еврейского населения вещи, непригодные для оккупационных властей, были переданы для распродажи жителям города, выручка поступила в кассу немецких учреждений.

Вторая акция уничтожения еврейского населения г. Слонима была проведена службой СД 14 ноября 1941 г. В отчете гебитскомиссара Эррена отмечается, что накануне акции в Слониме проживало 16 000 евреев. Более 10 тыс. чел., в том числе все члены юденрата, были доставлены на машинах в Чепелево в 12 км от Слонима и расстреляны. По данным слонимской районной ЧГК, на Чепелевских полях было обнаружено 8 могил, в одной из которых захоронено 14 800 стариков, женщин и детей. В акции участвовали и местные полицейские, среди которых особой жестокостью отличились Владимир Судовский, Стефан Боносяк, Иосиф Мирончик. Некоторым раненным удалось выбраться из ям и вернуться в город. Еврейские врачи поместили их в больницу, однако оккупационные власти узнали об этом и раненные были расстреляны. В живых после второй акции остался только один человек – Яша Шепетинский. По мнению гебитскомиссара Г. Эррена, уничтожение «бесполезных» евреев решало жилищную проблему и продовольственный вопрос в городе. Был назначен второй состав юденрата (среди членов были Ханоан Штенберг, Гершен Беренштейн, Яков Любович, Хаим Ружанский, Леон Смолинский). В начале декабря 1941 г. Ю.Д. Гик передал юденрату план создания гетто и евреи занялись возведением столбов и сооружением ограды из колючей проволоки. Согласно приказу, все окна, двери и ворота, выходящие на улицу с ограждением гетто, должны были быть наглухо закрыты. 24 декабря 1941 г. было объявлено, что все евреи г. Слонима должны переселиться в гетто. Разрешалось везти вещи на тележках, но мебель в гетто перевозить было запрещено. Скученность в гетто и антисанитария привели к вспышке тифа, но эпидемия благодаря усилиям еврейских врачей была предотвращена. Покидать пределы гетто могли только рабочие команды, которые обязаны были возвращаться в гетто не позднее 6 часов вечера. Без конвоя по индивидуальному маршруту на работы могли выходить только квалифицированные специалисты, которым выдавалась желтая повязка с надписью на немецком языке о специальности и месте работы еврея. Изнутри границы гетто охранялись еврейской полицией, снаружи – польской. За пределами гетто получили разрешение проживать и содержать свои мастерские некоторые специалисты. Зелик Миликовский и Илья Абрамовский держали столярную мастерскую на окраине города и делали мебель по заказу представителей оккупационных властей. Братья Матус и Шимон Сновские были владельцами слесарной мастерской и по заказу немцев занимались воронением, полировкой и нанесением гальванического покрытия личного оружия немцев. Финкель и Яков Хацкелевич являлись владельцами кузницы на Первомайской улице, а Герц Шепетинский, Арсик Бандт и Абрам Докторчик работали в кузнице в Оперном переулке. Привилегией жить и работать вне гетто имели также некоторые врачи (доктор Волховский).

После второй акции евреи в гетто начали сооружать схроны (двойные стены, замаскированные подполы).

С января по март 1942 г. в гетто г. Слонима были переселены евреи из Деречина, Голынки, Бытеня, Ивацевичей, Коссово. Чтобы решить продовольственную проблему, оккупационные власти разрешили еврейскому населению выходить за пределы города для приобретения картофеля.

В мае 1942 г. 500 мужчин-евреев были отправлены из Слонима в Могилев на работы. Некоторые евреи бежали из слонимского гетто в Белосток, где шансы на спасение по их мнению были выше.

После ноябрьской акции уничтожения в слонимском гетто была создана подпольная организация – антифашистский комитет, в состав которого вошла коммунистическая и сионистская молодежь. Среди лидеров слонимского подполья были Зорах Кремень, Нёня Циринский, Авиезер Инбер, Арик Штейн, Аншел Делятицкий, Яков и Герцель Шепетинский, Натан Ликер, Пейсах Альперт, Давид Эпштейн, Шепсель, Гриша и Яков Грингаузы.

В Слониме находился склад военных трофеев (бойтелагерь). Здесь хранилось большое количество военного снаряжения. Под присмотром немцев и полицейских узники гетто должны были ремонтировать и чистить оружие. Подпольщики выносили отдельные детали оружия, гранаты, патроны, винтовки, обмундирование. В состав подпольной организации вошел немецкий еврей-инженер Эрих Штейн, который руководил рабочими в бойтелагере, и это значительно облегчало работу по сбору оружия. После установления связи с партизанами в лес из слонимского гетто начали отправлять партии оружия, теплой одежды, мыло, соль, радиоприемники. Помощь в отправке медикаментов партизанам оказывали врачи Абрам Блюмович и Орлинская. Запасы оружия подпольщики хранили за пределами гетто, в местах, где работали евреи – в мастерских и в синагоге, где оккупационные власти устроили склад сельскохозяйственных машин Центрального торгового общества «Восток». С помощью юденрата оформлялись фиктивные документы на работы в деревнях и таким образом подпольщикам удавалось поддерживать постоянные контакты с партизанами. После установления связи с партизанским отрядом им. Щорса (командир П.В. Пронягин) подпольщики гетто начали уходить поодиночке и небольшими группами в лес.

Третья акция уничтожения еврейского населения г. Слонима проводилась 29 июня – 15 июля 1942 г. Гетто было оцеплено, группы людей на грузовиках доставлялись к месту казни к Петролевичам, где были вырыты ямы шириной в 4 метра, глубиной в 5 метров и длиной в 150 метров. Акцию проводили специальные истребительные отряды под командованием унтерштурмфюрера СС Амелунга, в том числе 18-й латышский полицейский батальон под командованием майора Рубениса. Подпольщики в гетто оказали вооруженное сопротивление, 8 немцев были убиты, 7 ранено. Большое количество евреев прятались в «схронах», чтобы заставить людей покинуть укрытия, каратели подожгли гетто. Была сожжена больница с 40 пациентами, многие прятавшиеся задохнулись в дыму или заживо сгорели. В ходе акции было уничтожено около 10 тыс. чел. По приказу оккупационных властей в живых были оставлены только несколько сотен еврейских специалистов. В «малом гетто» находилось 700 мужчин и 100 женщин.

После третьей акции границы гетто значительно уменьшились, оно располагалось между мостами канала Огинского и реки Щары. Ужесточился контроль за перемещением рабочих из гетто за его пределами, обострилась медико-санитарная ситуация и вопрос продовольственного снабжения. Слонимское подполье приняло решение уходить в лес к партизанам. Организованно действуя, узники гетто смогли выйти из города и вынести большое количество оружия. Более 70 вооруженных молодых евреев были приняты в отряд им. Щорса, остальные несколько сотен человек организовали «семейный лагерь». В нем находились многие специалисты, которые продолжали оказывать помощь партизанам (пошив военной амуниции, ремонт оружия). Поздней осенью после ухода отряда им. Щорса из Волчиногорских лесов «семейный лагерь» был практически разгромлен. Небольшими группами узники гетто продолжали прибывать в отряд им. Щорса, большинство из них определялись в 51-ю группа, которая состояла из четырех взводов и насчитывала 125 бойцов (командир – гомельский еврей Яков Федорович). 51-я группа принимала активное участие в проведении диверсий, подрыве поездов, боях с противником, освобождении 2 августа 1942 г. более 200 узников коссовского гетто.

20 августа 1942 г. в г. Слониме была проведена новая акция уничтожения евреев, в декабре 1942 г. были расстреляны последние оставшиеся в живых узники гетто.

Из Слонимского гетто сумели спастись около 400 евреев, многие из них участвовали в движении Сопротивления.

10 июля 1942 г. г. Слоним был освобожден войсками 1-го Белорусского фронта.

ПАМЯТНИКИ СТРОИТЕЛЬСТВА И АРХИТЕКТУРЫ (только существующие объекты)

Строительство Слонимской синагоги было начато в 1642 году в стиле барокко. Как следует из исторических источников, она задумывалась и как важная часть оборонительной системы города. Возможно, этим можно было объяснить наличие мощных стен синагоги, надёжно скрывающих богатый и изысканный интерьер, насыщенный орнаментами.

Каменное здание Главной синагоги в Слониме возведено с разрешения Владислава IV от 1635 года на месте сгоревшей деревянной. Требовалось архитектурное отличие синагоги от костёла, здание должно было напоминать иные синагоги, распространённые в ВКЛ. Однако синагога приобрела типичный сакральный барочный вид, характерный и для храмов католических монастырей 17-18 вв. С точки зрения тектоники объёмов выделяются две части: основной объём и кровля с шикарным пластическим фронтоном. Архитектурное решение основного объёма соответствует традициям синагогиального творчества: толстые стены, вытянутые арочные окна – ниши, расположенные в два яруса. Окна первого (яруса) этажа низко посажены, они вдвое уже верхних и зачастую расположены бессистемно. Последняя черта вообще очень характерна для размещения оконных проёмов синагог, особенно на первых этажах. Первый этаж слонимской Главной синагоги выступает за границы основного объёма в виде периметрических пристроек. Окна второго уровня композиционно более организованы и создают спокойный ритм. Круглое окно над входом логически увязывается с круглым проёмом во фронтовой части. Стены венчаются широким карнизом, на главном фасаде он переходит в застрешек. Над застрешком начинается отдельная, фронтонная часть главного фасада. Её основу создаёт высокий парапет с плоскими нишами и пилястрами по краям и в середине, которые разбивают пространство фронтона на три части. Верхняя граница парапета фиксируется карнизной тягой. Над ней величественно возвышается пластическая масса фронтона. Средняя часть его по краям очерчивается спаренными пилястрами – базой для них служат средние пилястры парапета. Волнистое завершение фронтона продолжает криволинейный переход к парапету, образуя единый динамичный и напряжённый силуэт. Криволинейные формы убраны карнизными профилями, точки перехода форм (между прямолинейными и криволинейными) фиксируются декоративными балясинами. В архитектуре главного фасада синагоги хорошо прочитываются композиционно-пластические черты гродненской школы барокко 17-18 вв.

Синагога представляет собой компактный и довольно высокий центральный объём зала, к которому с трёх сторон примыкают пониженные помещения. Высокая крыша и обработка торцового фасада фигурным щитом сближает его архитектуру с барочными безбашенными костёлами. Строительство синагоги было закончено в 1648 году, а в XVIII веке она была несколько перестроена, хотя часть первозданной лепнины и росписей сохранилась. Очень сильно пострадало здание во время нашествия Наполеона, хотя и было возрождено впоследствии в середине XIX века.

Синагога действовала до 1940 года. После второй мировой войны её здание использовалось в качестве склада, а в 2000 году было возвращено верующим. Сейчас здание находится в плачевном состоянии, оно разрушается. И говорить в данном случае можно только о срочной реставрации, попытки которой уже предпринимались Комитетом по охране историко-культурного наследия Беларуси при непосредственной поддержке слонимчан-евреев, проживающих в Израиле. Но реставрация так и не была завершена. В 2000 году часть здания и вовсе обрушилась. Здание синагоги в 2001 году было передано в собственность Иудейского религиозного объединения в Беларуси.

В Слониме сохранились также 2 здания синагог, построенных в начале 20 в.

Костел Святого Андрея апостола (ул. Янки Купалы, 42) – построен в 1770-1775 гг. на месте разрушенного во второй пол. 17 в. деревянного костела. В советский период храм был закрыт и использовался как соляной склад. После проведенной реставрации храм был повторно освящен в 1993 г. Стиль позднего виленского барокко. Храм святого апостола Андрея - однонефный, прямоугольный в плане, с небольшими квадратными ризницами по бокам от пресвитерия. Высокий неф (высота - 14 м) перекрыт цилиндрическими сводами и освещён арочными окнами. По бокам фасада расположены симметричные башни, которые поставлены под углом к плоскости фасада. В нишах над входом помещены деревянные скульптуры апостолов Петра и Павла. В интерьере храма выделяется главный алтарь, богато декорированный в стиле рококо. Стены украшены росписью и лепниной.

Придорожная часовня Святого Доминика (угол ул. Мицкевича и ул. Пушкина) – построена в 1745 г. Каплица представляет собой небольшое ярусное сооружение, напоминающее верхний ярус башни костела. Имеет барочные упрощенные формы. Под каменным балдохином находится скульптура св. Доминика.

Костел Непорочного Зачатия Девы Марии – часть архитектурного комплекса бернардинского монастыря, возведенного на средства Константина Юдицкого в 1648 г. В 1664 г. было начато строительство храма, завершенное в 1670 г. В середине 18 в. здание костела было модернизировано в стиле рококо. К сожалению, это здание было полностью уничтожено пожаром. Новое здание костела было построено в 1793 г.

МЕСТА ПАМЯТИ

Первый памятник – 12-метровый обелиск, увековечивший память жертв фашистского террора г. Слонима, был установлен в 1964 г. на месте расстрела узников слонимского гетто в июне-июле 1942 г. возле д. Петролевичи 1 в урочище Кривая гора. В 1967 г. были установлены стелы в память о погибших жителях г. Слонима на Чепелевских полях и возле шоссе Слоним–Барановичи. В 1979 г. появилась стела в 5 км от города в урочище Морги, справа от дороги Слоним–Деревная, где в 1942 г. были расстреляны и захоронены около 2 тыс. евреев. В 1994 г. на месте бывшего еврейского кладбища в г. Слониме был открыт мемориальный комплекс (автор архитектор Л. Левин). Комплекс увековечивает память о погибших в годы Холокоста евреях г. Слонима и местечек Слонимского района. Вход в мемориал сделан в виде арки ворот старого еврейского кладбища.

НЕМАТЕРИАЛЬНЫЕ ЦЕННОСТИ

Слоним является родиной нескольких известных людей:

Курило, Елена Борисовна (Курило Олена Борисівна) (1890-1946) — советский языковед.

Иехиели, Ехиель (יחיאל יחיאלי) (1937—1866) — израильский педагог.

Мерон, Исраэль (ישראל מרום (מרמינסקי)) (1976—1891) — деятель сионистского движения.

Слонимер Авраам (1802-1884) – известный талмудист и цадик, основатель Слонимской хасидской династии, был частным преподавателем Талмуда, стал затем цадиком в Слониме. Из трудов С. издано лишь сочинение «Chesed le-Abrabam» (חםד לאנרהם‎). 

МУЗЕИ. АРХИВЫ. БИБЛИОТЕКИ. ЧАСТНЫЕ КОЛЛЕКЦИИ

Слонимский районный краеведческий музей имени И.И. Стабровского один из старейших среди районных музеев в области. Основан музей археологом и краеведом, уроженцем хутора Орловичи Слонимского уезда Иосифом Иосифовичем Стабровским. Потомственный дворянин, полковник русской армии, участник I Мировой войны, он всю жизнь свою посвятил изучению и сбору истории своей родины. Именно его этнографические, нумизматические, минералогические и другие коллекции составили основу первой музейной экспозиции в Слониме. Впервые музей открыл свои двери для посетителей 20 сентября 1929г. В 1957 г. музей получил двухэтажное здание на площади Ленина дом №1, где находится и сегодня. Общий музейный фонд включает в себя более 23000 экспонатов, среди которых каменный идол, коллекция монет 17-19 вв., в том числе клад польско-литовских монет 16-18вв., коллекция документов 16-19 вв., бронзовый бюст Наполеона, выполненный в Париже в 1885 г., цветной план г. Слонима 1825 г., планы отдельных поместий 18-19 вв., коллекции древних рукописей 16-19 вв.

В Слониме действуют Слонимская центральная районная библиотека им. Я. Коласа, 5 библиотек-филиалов сети публичных библиотек Слонимского района, городская детская библиотека им. А.С. Пушкина.

ИСТОЧНИКИ

Численность населения на 1 января 2013 года и среднегодовая численность населения за 2012 год по Республике Беларусь в разрезе областей, районов, городов, поселков городского типа // Национальный статистический комитет Республики Беларусь. Мн., 2013. С. 12.

Лепко Е.В. Есть у города слава гордая : Краевед. очерки / Е.Лепко. Слоним: Слоним. тип., 2002. 91с.

Древние города Беларуси: замки, дворцы, резиденции. [Гродненская область] // Шумов, С. Удивительная Беларусь/ Сергей Шумов, Александр Андреев. М., 2008. С. 247-309.

Мелешко В. Слоним. Мн.: Государственное издательство БССР. Редакция социально- экономической литературы, 1962. С. 3- 4.

Локотко А.И. Архитектура европейских синагог. Мн.: Ураджай, 2002. С. 84-86.

Eberhardt P. Przemiany narodowościowe na Białorusi. Warszawa, 1994. S. 68.

Войтещик А.С. Местечки Западной Беларуси (1921 – 1939 гг.): социально-экономическое и культурное развитие : дисс. на соиск. уч. степени канд.ист. наук. Гродно, 2013. С. 145.

Gnatowski M. Radziecka administracja wojskowa na polnocno-wschodnich ziemiach i scenarjusze ich aneksji w radzieckich dokumentach. Wrzesien – grudzien 1939 // Studja Podlaskie. IX. Bialystok, 1999. S. 177-178.

Государственный архив Брестской области (ГАБО). Ф. 7580 «П». Оп. 1. Д. 9. Л. 76.

ГАБО. Ф. 7580 «П». Оп. 1. Д. 26. Л. 279, 280.

ГАБО. Ф. 7580 «П». Оп. 1. Д. 9. Л. 54, 76, 77, 78.

ГАБО. Ф. 7580 «П». Оп. 1. Д. 9. Л. 54, 76, 77.

ГАБО. Ф. 7580 «П». Оп. 1. Д. 29. Л. 133, 282.

Alpert N. The Destruction of Slonim Jewry: The Story of the Jews of Slonim during the Holocaust. – New York: Holocaust Library, 1989. Р. 50-55, 57, 99-102, 195.

Encyclopedie of the Holocaust: 4 vols / Ed. by I. Gutman. – Jerusalem: Yad Vashem, 1990. V. 1-4. Р. 1363-1365.

ГАРФ. Ф. 7021. Оп. 148. Д. 502. Л. 1-17.

Преступления немецко-фашистских оккупантов в Белоруссии. Документы и материалы. Мн.: Беларусь, 1965. С. 207-208.

Трагедия евреев Белоруссии (1941-1944 гг.). Сборник материалов и документов / Отв. ред. Р.А. Черноглазова. Минск: Издатель Э.С. Гальперин, 1997. – С. 112, 113, 245-247.

Циринский Н. Подполье Слонимского гетто // Вестник еврейского университета в Москве. – 1995. – № 2 (9). – С. 212-213, 215, 216, 217, 224-227, 232, 233.

Ботвинник М. Памятники геноцида евреев Беларуси. – Минск, 2000. – С. 245, 266, 267.

Żbikowski A. U genezy Jedwabnego. Żydzi na Kresach Północno-Wschodnich II Rzeczypospolitej, wrzesień 1939 – lipiec 1941. Warszawa, 2006. S. 332, 355, 385.

Cholawski S. The Jews of Bielorussia during World War II. Amsterdam, 1998. P. 86, 106, 145-146, 162.

Уничтожение евреев СССР в годы немецкой оккупации (1941-1944). Сборник документов и материалов / Ред. И. Арад. – Иерусалим: Яд Ва-Шем, 1992. – С. 197-199.

Abramowitsch L. Die faschistische Gehenna am Beispiel des Ghettos der Stadt Slonim // “Morgens brauchte man nicht mehr mit “Heil Hitler” zu grussen”. Deutsch-russische Erinnerungen / Ed. A. Huckebrink. – Munster: agenda Verlag, 1996. – S. 144-164.

Иоффе Э.Белорусские евреи. Трагедия и героизм. 1941-1945. – Минск, 2003. – С. 181, 310.

Розенблат Е., Еленская И. Пружаны // Холокост на территории СССР: Энциклопедия. – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН): Научно-просветительский центр “Холокост”, 2011. – С. 909-912.

Чантурия В.А. Архитектурные памятники Слонима. Минск: Издательство «Полымя», 1984. С. 3.

Карта

Рекомендуемое

Фотографии

Ключовые слова